Национальный парк Denali

Машина дружелюбно мигнула фарами, багажник с аляскинскими номерами поглотил наши скромные пожитки, и мы двинулись из Анкориджа на север по направлению к Denali National Park.

alaska2_map_denaliДорога из Anchorage в парк Denali проходит через район Матануска. Очень уж мне понравилось это название «Матануска», но вот что оно означает, я так и не смогла выяснить. Долина Матануска первоначально была заселена индейским племенем Атабаски и открыта русскими первопроходцами в 1818 году. Найти то они нашли, но жили ли тут – неизвестно, ну а нас ждала зарезервированная кабинка с общим душем и туалетом около парка Denali, до которой мы добрались часам к 10-ти вечера. Поскольку мы прилетели в Anchorage и получили багаж без задержек, то по дороге, решили сделать незапланированный крюк и проехаться по Hatching Pass. По отзывам бывалых – стоящее место, красивые пейзажи. Дорога и правда очень красивая, и нам она тогда очень понравилась, но сидя сейчас и вспоминая, да и пересматривая фотографии, понимаю, что очень красивой эта дорога кажется только потому, что ты еще ничего не видел, и это твой первый опыт и впечатления от Аляски.

На пути в Hatching Pass состоялась встреча с первой аляскинской “фишкой”. Вдоль дорог в американсих парках обычно много площадок с goldнадписью “Красивое место”, чтобы дать туристам поглазеть и пофоткать местные красоты. Решили остановиться на одной из таких площадок рядом с бурной речкой, к тому же там стояло несколько машин – наверное и правда красиво. Подойдя к краю обзорной площадки, заметили как внизу две женщины намывают золото, используя ведро, лопатку типа саперной и классическую тарелку для добычи золота. Забавно, что их мужики ждали их в машине, задрав ноги кверху. Через несколько минут дамы поднялись, и, как нам показалось, месячную зарплату они “намыли”.

Еще по дороге в Denali, нас не покидало странное ощущение: все так – да не так… То, что перелетный день обычно длиннее, когда летишь с запада на восток – это понятно. Рейс был ранний, да еще и 4-х часовая разница между Anchorage и Торонто – тоже понятно. Но что-то такое было непонятное… Потом что-то кликнуло. Мы прилетели в необычно теплый и солнечный день. И вот уже – 10 часов ночи, 11 часов ночи – а солнце так высоко, как будто 2 часа дня. Так вот оно что! Мы попали в зону практически полярного дня! Это была самая северная точка, на которую мы забрались на Аляске – (63°20′ с.ш.). Но, если в Питере (59°57′ с.ш.) в это время года долгота дня 20 часов, то в Denali Park сумерек и рассвета вообще не наблюдается – нечто очень близкое к полярному дню, когда Солнце не заходит за горизонт дольше 1 суток. Помню, что когда на второй день Аляски мы пошли в поход по тундре, палатку поставили посреди открытой каменистой поляны, где ни одно деревце не создавало ни капли тени. В ту ночь, укладываясь спать, мы очень просили, чтобы нам выключили солнце – засыпать при свете было очень трудно.

Родившись в Ленинграде и живя потом в Питере, я всегда удивлялась, ну как это Пушкин мог написать такие строки:

Пишу, читаю без лампады,
И ясны спящие громады
Пустынных улиц
И светла
Адмиралтейская игла.

Я никогда не могла ни читать, ни писать в период белых ночей в Питере. Мне всегда было недостаточно светло для этого. Вообще, если лазать по земным параллелям, то за полярным кругом мы побывали весной 2004 года. Это был город Кировск (67°36′51″ с.ш.). Но ни полярного дня, ни полярной ночи весной там не бывает. Так что в Denali мы приобрели первый опыт настоящей белой ночи.divider

Так вот вернемся на день назад. Первую ночь мы переночевали в кабинке.

Жилье. Кабинка представляла из себя деревянную будку, обитую непромокаемой пленкой сверху. Внутри нее помещались две вполне комфортные кровати, столик и электрообогреватель. Примитивность будок, сдаваемых туристам и уровень цен на них, граничат с безумием по всей Аляске. Летний туристо-доильный период на Аляске очень короткий, и местные жители пытаются брать максимум за минимум комфорта. Хозяйка из Nauti Otter, у которой мы снимали сарай за 90 долларов – одна ночь(!), поделилась, что в прошлом году ей было очень скучно зимой в Сьюарде, и она поехала в Мексику, где у нее есть квартира на тихоокеанском побережье. Платит она за эту квартиру 30 долларов в месяц(!).

Утром мы плотно позавтракали в местном ресторанчике и направились резервировать зону в тундре. Как это происходит – это отдельная песня. Зарезервировать зону через интернет нельзя – это не интернетизированно. Все резервирование происходит на месте и только на следующий день. Парк разделен на зоны. Их много. Они отличаются друг от друга ландшафтом, отдаленностью, труднопроходимостью и различной степенью вероятности встреч с дикой природой. Дальние зоны интересны будут альпинистам и любителям ходьбы по ледникам. У обычного туриста популярностью пользуются несколько зон. Мы планировали попасть на 9 зону. Эта зона располагается между двумя горами-холмами, внизу течет река Tolkat, и по описанию этого места, тут надо быть очень осторожным, поскольку и медведи и лоси могут ходить и переходить реку. В этих случаях рекомендовалось очень активно уходить с их дороги, вплоть до перехода на другую сторону реки. Случаев нападения медведя на человека в Denali до прошлого года не было. Только в прошлом году неосторожный фотограф, заметив гризли, который лакомился голубикой где-то в долине реки Tolkat, подошел к нему на расстояние 50 метров. Медведю это не понравилось – и он съел фотографа. На это у него ушло 8 минут.

Мы понимали, что купленный в Торонто нож маловат для того, чтобы усмирить гнев потревоженного зверя, и мы стали узнавать «А где можно купить спрэй от медведя?». Один работник парка пожал плечами и бормотал что-то про магазины города Fairbanks, находящегося в 200 км на север от Denali, а другой работник стал пугать нас ценой в 100 долларов за баллон. Что создало дополнительный стресс для меня. Еще в Торонто у меня зародилась мысль «А не послать ли всю эту идею с медведями куда подальше? Ну, или хотя бы на худой конец изменить намерение и пойти не в зону 9?» А тут еще и спрэй не достать…

На каждую зону есть ограничения по количеству человек, которые там могут походить. В этом году квота была 6 человек на 9 зону. В 2004 году – 8 человек. В связи с чем пропускаемость зоны уменьшилась – у рейнджера (работник парка) допытать не удалось. В общем, где-то там наверху за нас было решено, что раз уж вы хотели пытку медведями – нате получите по полной. Избежать испытания с приятным извинением «Ну мы хотели на самую крутую зону, но там, к сожалению, все было занято!» – не получилось. В 9 зоне на завтрашнее утро было свободно не одно и не 3 места и именно 2 – для Миши и меня. Отступать не в наших правилах, хотя наверно зря, иногда бы и надо… Умные люди говорят, что только глупцы и покойники не меняют своих решений.

Зарезервировав места, мы просмотрели видео-инструкцию о том, как выжить в стране медведей. Одному из важных знаний, которому учил фильм, это как вести себя при встрече со зверем. Для начала надо определить, какой медведь перед тобой: черный или гризли. Забегая вперед, скажу, что мы встретили только одного черного медведя, на берегу залива Aialik недалеко от Сьюарда. Все остальные были гризли. Если вы думаете, что черный медведь всегда черный, а гризли всегда бурый, то ошибаетесь. Цвет черного медведя может быть от коричневого до черного, а цвет гризли – от светло-коричневого до черного. Так вот тактика поведения должна быть следующая: если это гризли и, он тебя видит, то медленно отступай с его дороги, не глядя ему в глаза, подними кверху руки и представься. Не в смысле «преставься перед Господом», а в смысле назови свое имя, что-то типа «Здравствуй медведь! Это я – почтальон Печкин. Принес журнал «Мурзилка»». Если же гризли продолжает наступать и собирается напасть, то падай замертво на бок, закрыв голову и лицо руками. Желательно еще с рюкзаком за спиной, чтобы если что, то медведь не сразу добрался до спинного мозга. Если же на тебя решил напасть черный медведь, то надо незамедлительно давать агрессивный отпор и забрасывать зверя камнями и палками. С черным медведем нельзя падать замертво – мы для них еда. Зверь расценит тебя, как легкую добычу и начнет тебя пробовать, бормоча «Из чего же? Из чего же? Из чего же сделаны наши девчонки?». И, к сожалению, на поверку выйдет, что содержимое девчонок довольно прозаично – мясо, кости и требуха. Ну, не знаю я ни одной маленькой девочки, а тем более большой, которая бы питалась радугой и какала бабочками…

DSC_0369Так вот при состоявшейся встрече со зверем, руководствуясь только цветовым признаком, ты явно попадаешь в 50 процентов вероятности угадывания, а значит и выживания, поскольку от выбранной тобой тактики, зависит твоя завтрашняя встреча с утренним рассветом. В Katmai нам уже потом допояснили, что характерная черта гризли – это бугор на спине. Ну, это применимо, если медведь перед тем, как напасть будет стараться повернуться к тебе в профиль. Что ни в коем случае делать нельзя, так это убегать. На 100% медведь любой масти станет тебя преследовать с плохими для тебя последствиями.

В фильме также говорилось о том, как разбивать лагерь, как проходить через заросли, как вести себя на привалах и даже какое направление ветра должно быть, когда ты вырываешь ямку для естественной нужды, и да! (неожиданно совсем) – что нужно делать с использованной туалетной бумагой. После просмотра фильма рейнджерша стала задавать нам кучу вопросов, чтобы проверить, усвоили ли мы материал. Она хотела удостовериться, что мы понимаем, на что мы идем, а также упомянула прошлогодний случай нападения медведя на человека в их парке с фатальным исходом. Нам выдали специальный противомедвежий бочонок, в который мы должны были спрятать еду и все что имеет запах. Дело в том, что медведей привлекают запахи, причем любые запахи. Будучи в медвежьей стране, не стоит, увлекшись, мазать соседа или соседку на ночь взбитыми сливками с клубникой – вас непременно посетят лесные гости и помогут вам, если что. Исход такой помощи может быть трагичным.divider

Ну вот, пора открыть нашу основную цель поездки на Аляску. Для некоторых, а может и для всех, цель будет звучать странно, но что поделаешь. Так вот цель – это избавление от моего давнишнего детского страха – страха перед медведем. Я не знаю, откуда и почему взялся этот страх, но сидел он очень и очень глубоко. Преследовал он меня многочисленными детскими ночными кошмарами, которые повторялись со стойкой периодичностью. Во сне я, еще будучи совсем маленькой, шла лесными дорогами то и дело натыкаясь на притаившихся в кустах медведей. Они только и делали, что подстерегали меня, а я от них убегала и помню, как придумывала разные способы спасения. Иногда я от них убегала в откуда ни возьмись охотничий домик, они бежали за мной и ломились в перед носом запертую дверь. В другой раз я залезала от них на дерево и ждала, когда они устанут меня ждать, но что-то их заставляло лезть за мной. Так или иначе, мне удавалось проснуться в тот самый момент, когда вот-вот… в сердце грохотал страх и что было с этим делать – не понятно. Потом я уже подросла, но страх остался. С трудом ходила в лесные походы, стойко перенося стеб от свидетелей моего страха.
«Теперь мы будем бороться с твоими страхами беспощадно. Я сказал!..
Впрочем, смотрите сами:

Для тех, кто не узнал, это из «Осторожно-модерн», как прапорщик помогал ботанику избавиться от его страхов.

Так уж повелось по жизни, что другого способа, нежели как столкнуться нос к носу с предметом страха и понять, что не так страшен черт, как его малюют – я не знаю. Поэтому и выбрана была Аляска, где живет самая большая популяция гризли на нашей планеты.

Если вы еще не поняли, то это повествование не будет рассказом об Аляске, а это скорее рассказ о моих впечатлениях от медведей и преодоление страха перед ним. Спасибо Мише, который, как всегда, был рядом и помог мне с этим справиться. Так что, кто ожидал Аляску – извиняйте, это вам не сюда, это вам дальше – в Гугл. Это будет как всегда, не просто Аляска, а «Наша Аляска».

«Вначале было слово…» И это слово боялись произносить вслух, дабы не назвать в гости того, кого обозначало это слово, дабы не разгневать Его и не навлечь на себя беду. Было ли это немецкое слово «Bär» – науке до сих пор не известно. Будь я по происхождению немка, я бы уцепилась и пропагандировала бы эту версию, а в доказательство приводила бы слово «Берлога» («Логовище Бера»). Эта версия очень распространена в интернете. Но, будучи корнями что ни на есть славянскими, я буду распространять Википедийную версию, которая говорит о том, что истинное имя Его самого – не сохранилось. А слово «Берлога» имеет славянские корни и происходит от слова «Brlog» («Пещера»). Ну а что касается жителей Берлина безусловно приятней думать, что слово «Берлин» связано с образом могучего зверя, а не имеет ничего общего с корнями «Berl-/Birl-», что у западных славян, когда-то заселяющих территорию современного Берлина, означало «Болото». Я, как житель города на болотах, вполне их понимаю, но истина дороже.

Так вот древние суеверные славяне истинное имя Его не произносилось вслух, и придумали это слово заменить другим словом, словом «Медведь». А почему собственно «Медведь»? Самая распространенная версия утверждает, что «медведь» – это «тот, кто ведает, где мед» или «тот, кто ест мед». Но мне показалась интересной версия Д. Никольского. Он полагает, что хотя связь между медведем и медом очевидная и логичная, но все-таки неправильная. Медведь – это в первую очередь хозяин леса. Исходя из того, что любовь к меду – это не основной, а случайный признак медведя, то и само слово «медведь» должно быть производным от слова «Лес».

Пускай филологи спорят и ищут правду, а на моей памяти останется мамин рассказ про моего прадеда – охотника деда Семена, который никогда не называл Его по имени, а каждый раз идя на охоту, шептал себе заговорную приговорку. Эта приговорка должна была уберечь его от нежеланной встречи, а также помочь ему побороть зверя, когда цель охоты – был сам «Онъ». Помогало ли это прадеду? Наверно – да. Он успешно охотился на него, и оставался невредим при внезапных встречах на лесной тропе и схватках…

К сожалению, эта дедовская приговорка не сохранилась, но я составила свою, запомнила и приговаривала всю дорогу, где была хоть минимальная вероятность встречи с Ним.

Теперь вернемся в Denali. Ответив на вопросы рейнджерши по медвежьей этике, у нас оставалось еще пара часов, которые ушли на поиски спрэя от медведя и газ для примуса. Ведь ни то и ни другое мы не могли провезти в самолете! И надо сказать, что мы таки добыли спрэй за 44 доллара, хотя сумма в 100 долларов вряд ли бы нас остановила на тот момент. Не такая уж это и большая цена за две наши задницы, как бы сказали американцы. А уже к 12-ти часам дня нас ждал катамаран, на котором мы сплавились по порогам реки Nenana парка Denali.divider

Река Nenana. Интересный опыт. Прошли пороги уровня 2 и 4 с интересными названиями, вот некоторые из них “Razorback,” “Iceworm,” “Cable Car,” “Royal Flush,” and “Coffee Grinder”. Дело было так. Гид сидел сзади, а наша группа из 8-ми человек, включая нас, выполняла гребки под его команду. «Forth – six!” или “Back – two!” означало, что все должны сделать определенное количество гребков, типа «Вперед – шесть гребков!» «Назад два!». Иногда были «Forward!», т.е. грести без остановок, и “Stop!” – это перед порогом и в самой гуще порога. Нас снабдили непромокаемыми костюмами, которые хоть и не промокали, но и ничуточку не грели. Вода в реке была яростно холодная и жутко грязная. Чистые ручейки, кровь которых несет морозную холодность и бирюзовый цвет своего родителя-ледника,

зарождаются где-то там высоко под облаками. По мере спускания на грешную землю эта невинность встречается с глиной, песком и еще бог знает какой грязью на своем пути, превращаясь в неистовую хладнокровную серятину. Бураны на первом же пороге окатили меня буквально с головы до ног. Серая ледяная волна сильно ударила мне в лицо, и от неожиданности у меня перехватило дыхание. К середине пути я была мокрая и практически околевшая. И это еще нам повезло с погодой – временами нам удавалось насладиться и погреться под теплыми солнечными лучиками. На середине пути, где-то между порогами в спокойной воде, наш гид скомандовал «Все за борт!» и гвардия молодых, включая Мишу, крепко держась за «куриный поводок» поплыли рядом с катамараном. Это было первое знакомство с реками Аляски. После похода мне пришлось отмывать лицо от грязи, которая забилась и в нос и в глаза. Наш первый опыт показал, во-первых, не во всякой Аляскинской реке приятно плавать. И во-вторых, надо было бы еще хоть где-то у себя в мозгу поставить галочку, что не всякая речная вода пригодна для питья, как мы к этому уже успели привыкнуть за свою жизнь. В общем, если бы к 50-ти годам наш мозг был бы легко обучаем и привыкаем к новым знаниям и опытам, то трудностей можно было бы избежать, если бы… (читай начало предложения, чтобы лучше запомнить). Опыт увеличивает нашу мудрость, но не уменьшает нашей глупости.divider

P1150810На следующее утро, подъем был назначен на 5 часов. Плотно позавтракав одним из привезенных сух пакетов, уже к 6:30 мы были на автобусной остановке на Wonder lake.

 

Еда. Брали с собой пакеты с сухой едой. Искали инфу, можно ли провозить еду в Штаты. Оказалось можно, если сделано в США. 20130718_124601Удалось провезти даже высушенный beef (говядина), который был в списке непонятных ограничений. Мы его задекларировали, но никто докапываться не стал – все пропустили без вопросов. Хорошо показала себя Mount House компания. Не понравилась только их сладкая свинина с овощами (слишком сладкое) и спагетти с мясным соусом (слишком соленое). Остальные блюда прошли на ура, особенно кура с пюре.

По парку разрешено ездить только специальным автобусам: это могутбыть кэмпер-автобусы с местом для рюкзаков или экскурсионные автобусы. Другого транспорта там нет и машинам въезд запрещен. Наш план был сначала доехать до конечной остановки Wonder lake и по дороге понаблюдать животных из окна автобуса. Такое познавание животного и

растительного мира практикуется среди тех, кто не хочет или не может полнейшего соединения с природой. Путь до Wonder Lake занимает часов 7. Потом мы планировали пересесть на другой автобус и ехать в обратном направлении до нашей зоны к упомянутой рейнджерами остановке Ice lashes (Замороженные реснички). Туда мы думали добраться часам к четырем дня. Там бы нас и оставили наедине с этим самым животным и растительным миром на последующие 20 часов. Автобус подошел вовремя, народ покидал рюкзаки сзади автобуса, и все расселись по местам. В нашем автобусе были еще одни любители «полнейшего соединения», которые должны были сойти в 10 зоне. Они не хотели любоваться красотами Wonder lake, а высаживались на зону сразу. Как только кто-либо из пассажиров замечал зверушку за окном, то кричал «Стоп!», и водитель немедленно останавливался и глушил мотор. Пассажиры приклеивали лица кто к стеклу, кто к фотоаппарату, а кто к биноклю, и начиналась передача «В мире животных» под комментарии водителя. По дороге нам попались лосиха с лосенком, лиса-пушехвостка бежала вдоль дороги в надежде полакомиться глупым евражкой, и сами евражки. Евражки – это такие белки, которые живут в местах, где нет деревьев. За годы проживания в бездеревной среде обитания, белки стали похожи на сусликов.

Медведей пока не было, или они так хорошо прятались, что никто их не видел. Но вот, где-то уже подъезжая к 9 зоне, кто-то заметил медведей и крикнул водителю «Стоп!» «Елы- палы! Не раньше – не позже!» – подумала я. – «Ну за что?» Это были два больших белесых гризли, поедающие голубику на склоне горы. Единственное утешение, что они паслись на противоположной стороне дороги от того, куда нам в итоге надо было идти. Немного проехав, герои 10-й зоны вышли, и отправились в туда… Автобус проводил их восторженно-тревожным взглядом. Это ведь все-таки Аляска.2grizly-denali

Доехав до Wonder lake, мы за неимоверным количеством комаров особых красот этого озера не заметили. Отметив лишь про себя, что там было очень много палаток. Там разрешалось ставить палатку, буквально сойдя с автобуса. Поэтому тем, кто не хотел заморачиваться с правилами парка и разбивать лагерь не ближе, чем 3 км от дороги, да чтоб еще и палатку не было видно с шоссе – это было удобно. И такого незаморачивающегося народа очень много. Это своего рода Downtown парка Denali.

На обратном пути мы ехали в некэмперском автобусе. А это оказалось чревато. В обязанности водителя некэмперского автобуса входит провоз туристов из пункта А в пункт В. Знать, где какие зоны, он не обязан, а уж тем более какие-то Запорошенные Реснички нашей зоны. Вот попали! По дороге на одной из остановок Миша узнал у другого шофера, где сойти, да и шоферша нашего автобуса видимо поспрошала коллег и уже была осведомлена, где нас надо выкинуть. И вот тот час пробил! Прощальный взгляд на удаляющуюся цивилизацию, покой и защиту в виде автобуса, и мы стали искать, как бы пробраться через эти кусты вдоль дороги и найти открытое пространство – обещанную тундру, в конце концов! Дело в том, что по инструкции «Как выжить в стране медведей», лучший маршрут для двуногого туриста – это маршрут, где ты сможешь увидеть четвероногих раньше, чем они тебя. Ну, уж если так получилось и надо идти по кустам – то надо громко разговаривать – в общем шуметь. Колокольчики, как нам сказали, на медведя действуют слабо, но вот если он услышит голос человека, то искать встречи с нами не будет и постарается нас обойти. Ну, и как уж мы старались, чтоб нас услышали все медведи в мире – я думала, что сорву голос! Ветер дул нам в лицо и приходилось не просто петь, а очень громко петь «По тундре, по железной дороге», ну и заново открытую и полюбившуюся «Если с другом вышел в путь!», особенно куплет «На медведя я друзья…». Так мы шли часа три по кустам, с едва теплящейся надеждой на открытые участки. Тропы не было, куда идти не понятно. Ясно только, что надо было максимально отдалиться от дороги, и выбрать место для лагеря, чтобы палатки с дороги видно не было. И мы шли и пели, пели и шли…

bear-cubs-denaliНа следующий день, когда мы уже сидели в автобусе на выезде из парка, мы видели медведицу с двумя медвежатами, спускающуюся по склону среди кустов. Я отметила про себя, что расстояние между мамой и детьми было довольно приличное, метров 10-20. Она шла не спеша, выковыривая из земли какие-то корешки, а медвежата резвились друг с другом за кустами, порой, не видя маму. И я подумала, что в этом случае очень даже легко оказаться между медведицей и ее детьми, если ты идешь в хорошем темпе. Шансов избежать нападения медведицы при этом у человека – ноль, как нам заметил шофер автобуса. А я раньше почему-то думала, что медвежатки ходят, держась за веревочку, и мама не сводит глаз со своих детей. Хорошо, что я об этом не знала тогда, когда шла тогда через кусты.

Можно было бы идти вдоль реки, по низу долины – там не было кустов. Но нам не очень хотелось приближаться к реке. Толком-то это и не река, конечно. Многочисленные серые, грязные ручьи, протекающие по долине, носят название реки Tolkat. А не хотелось по той причине, что мы старались избежать вынужденного пересечения реки, если встретится медведь. На тот момент было совершенно не понятно, что лучше: столкнуться с медведем в кустах или на реке. В общем, как в Бумбараше «Спереди –засада, сзади – западня…» Но в итоге, помучившись в кустах,

нам все-таки пришлось довериться долине и дело пошло быстрее. Сил у нас еще хватило на пару часов по открытому месту, но как мы ни виляли, стараясь уйти из поля зрения автобусов с туристами, наша низина была, как на ладони для них. В итоге часам к 8-ми стал подниматься сильный ветер, мы плюнули на все еще виднеющееся шоссе, и решили ставить палатку.

Это целая наука – разбить лагерь в стране медведей. Кроме прошлогоднего случая, когда гризли съел фотографа, в Denali было еще 2 случая, когда медведь остался неравнодушным к туристам, правда без фатального исхода. Первый гризли заинтересовался туристами в спальниках, которым лень было ставить палатку, и они спали под открытым небом. Второй же случай произошел с любителями природы, которые разбили лагерь недалеко от недоеденного лося. Может медведь почувствовал в них соперника на остатки лося, а может, он не наелся лосем – история об этом умалчивает.

Так вот вернемся к лагерю. Это должно быть открытое пространство без следов зверей вокруг, в 100-150 метрах от реки по двум причинам. Первая и очевидная: подальше от места водопоя. Вторая, менее очевидная. Дело в том, что хотя противомедвежий бочонок и оберегает содержимое от нападок гризли, но были случаи, когда медведь, заинтересовавшись пахучим бочонком, укатывал его в реку. Подхватившее бочонок течение реки не оставляло уже никаких шансов ни медведю, ни туристу когда-либо воспользоваться его содержимым. Выбрав место, ставим палатку, потом по равностороннему треугольнику и по ветру, устраиваем кухню-примус, а сам бочонок уходит в третий угол треугольника. Длина стороны треугольника – не меньше 100 м. Ну что ж? Попадая в страну крокодилов – надо играть по правилам крокодилов. Ну а если тебя занесло к медведям – то надо следовать их правилам. В чужой монастырь со своим уставом не приходят… Так и сделали. Но играть по этим правилам ужасно неудобно! Когда готовили ужин, у меня были ощущения солдата-новобранца на передовой во время войны, мозг которого постоянно посылает сигналы глазам для сканирования ландшафта. «Все в порядке?» – спрашивает мозг. «Все в порядке» – убеждаются глаза. И так на протяжении какого-то времени. Потом, правда, боец обрастает наглостью: сканирование местности происходит все реже, и уже даже перед кустами он не орет и не спрашивает «Эй, там! Можно пройти? А это мы! Мы вас не тронем! И вы нас не трогайте». Эту матерость мы стали замечать за собой со временем, но все же время от времени напоминая себе, что потеря бдительности может стоить солдату жизни на войне. Это все-таки Аляска.

Ужин готов. У нас с собой было, и это «было» помогло расслабиться и спокойно уснуть. Ночью пошумел дождь, а в палатке было тепло и сухо. Все спать. Эй, вы там медведи, не шумите… Ах, если бы еще кто-нибудь выключил свет…

Утренний пейзаж испуганно удивил. Весь дождь, выпавший за ночь, висел белой, колыхающейся от ветра простоквашей – было необычно красиво. 20130716_085526Но туман значительно ограничивал видимость. Еще вчера зеленые склоны гор по бокам сканировались без труда и без бинокля. Любое шевеление в кустах легко различалось. А тут и бинокль не поможет. Снежная гора, на которую мы держали ориентир вчера, заволокло так, что ее не было видно вообще – обидно! Я ее хотела пофоткать утром.

Ну и как же неудобно, готовить завтрак и собираться в одно и то же время, когда между кухней и палаткой целых 100 м! Но справились и с этим. На обратном пути нас догнала пара туристов, которые провели в этой зоне 2 дня и 2 ночи. На наш вопрос про медведей, они сказали, – «Ну как же? На склоне за рекой бродит медведица с медвежатами. Мы их наблюдали все 2 дня, и очень надеемся, что они все еще на том берегу». Мы стали надеяться на это вместе с ними. Ой, как хорошо, что мы их не видели, когда ставили палатку. Я вообще на тот берег особо и не смотрела, почему-то мне казалось, что там медведей нет.

На обратном пути пришлось посражаться с комарами. Их было очень много. Как будто все комарихи мира за эту дождливую ночь собрались в нашей долине и мы – это их последний шанс насытиться кровью и продолжить свой род. С нехилыми рюкзаками идти было жарко, а в москитных сетках еще и душно. Постоянно хотелось пить. Воды у нас было взято, как потом оказалось, немного – около 3 литров на 2 дня. Но мы были уверены, что встанем у реки. А если у реки, то и у воды. Это же слова-синонимы. А воду, как всегда, будем кипятить. Нам бы вспомнить про воды реки Nenana! В общем, уже к вечеру первого дня, подойдя к серым ручейкам в пол-щиколотку глубиной реки Tolkat, стало понятно, что с водой получился напряг. Чуть больше пол-литра воды мы выпили еще в автобусе, литр ушел на ужин. В целях экономии воды, утром вместо двух порций, заварили одну (+ еще 0.4). Благо порция оказалась достаточной для двоих и не очень голодных. На обратный путь оставалось около 0.8 в двух флягах. По какой-то причине вода была разделена неравномерно, в одной было совсем чуть-чуть, а в другой все остальное. И вот, когда шли назад, старались экономить остатки воды и отпивать маленькими глотками из «чуть-чуть». Прикончив ее и пройдя еще немного и не в силах уже терпеть жажду, мы вдруг обнаружили, что потеряли все остатки воды! Похоже, фляга выскользнула на одном из привалов или ветка куста выдернула ее из бокового кармана рюкзака. Эх, надо было закрепить ее карабином. Тут уже было не до медведей и криков в кустах! Мы стали срочно искать чистые ручьи. Вчера нам попалась пара, но как их тут найти, в зарослях? Через час блужданий мы вышли на открытое место с чистейшим ручейком!

Удивительно, но в этом месте до сих пор лежал снег. И это не где-то в горах, а на той же высоте, что и долина, где мы ночевали, где цвел иван-чай и много других разных, мелких цветочков. Да к тому же это была еще и южная сторона долины, прикрытая горой с севера.

Не это ли блаженство: лишь опустив руки в леденящий поток ручья, стразу ощутить вкус воды на высохшем языке, даже не донеся ни капли до рта? Мы достали примус, накипятили воды, тут же ее остудили в протоке и напились вдоволь. Да еще и накипятили с собой. Некипяченую пить побоялись. Уж очень рейнджеры нас предупреждали, что воду надо или обеззараживать таблетками или кипятить. Наше путешествие по Аляске только начиналось, и нам не хотелось никаких неприятных сюрпризов.

20130716_111316
9-я зона, река Tolkat между холмами и я на остановке

До шоссе уже было недалеко. Мы выбрались на дорогу, с великим чувством облегчения и мыслью о том, что вот сейчас меня заберут, и мое испытание закончится. Проверив расписание автобуса, выяснили, что минут 40 еще надо ждать. «Чего ждать?» – решили мы и двинулись по направлению к выходу из парка. Немного и прошли, как навстречу ехал рейнджер и сказал, что тут недалеко в километре по ходу нашего движения наблюдали медведицу с медвежатами, которая направляется к нам. А еще одного медведя видели сзади нас, и он движется по нашим следам. Вот вилка! «Вы, конечно, можете продолжить путь, но вы должны быть о-о-очень осторожны». А я-то думала, что можно уже вздохнуть спокойно. Мы решили, что встречи с медведями мы сами искать не будем, и решили никуда не идти и ждать на месте. Мимо проехало штук 20 автобусов, набитыми экскурсантами, которым, как в телевизоре, показывали «В мире животных Аляски». Шоссе в этом месте петляет на несколько километров вперед. И с нашего места хорошо было видно, как автобусы делали остановки, потом были видны яркие вспышки фотоаппаратов – значит, кого-то там показывают – и мы догадывались кого. По этим признакам можно было следить за медленным, но упорным перемещением и приближением гризли к нам. Проезжая мимо нас, водители приветливо махали руками, а с задних сидений зрители привставали посмотреть на нас – на тех, которые находились по другую сторону их спокойного дивана с попкорном. Эти взгляды выдавливали чувство страха из моих клеточек, и они заполнялись новым чувством – гордостью за себя, за Мишу и за всех тех, кто может, если хочет. Эти ощущения и помогли нам переждать целый час, пока наш автобус не прибыл и не подобрал нас. Пока мы были вне автобуса медведи нам так и не повстречались. Жалею ли я об этом? О, нет! Ничуточки! Это ж все-таки Аляска.

dividerОх, уж эта походная жизнь! Первые два дня ты все это ненавидишь. Вечно все теряется вдруг, а потом находится внезапно. Никогда не помнишь, что куда сунул недавно, и где найти то, что тебе нужно прямо сейчас. Сплошное раздражение от самим же собой устроенного хаоса и непонимание, как ты мог опять так вляпаться, после карибского all inclusive. Но на третий день, ты вдруг чувствуешь, что раздражение куда-то исчезает. Ты легко рентгенишь каждый непрозрачный пакетик и знаешь его содержимое наверняка. Твоя организованность достигла пика совершенства, и на сборы-пересборы уходит минимум физических и душевных мук. И вот наконец-то ты начинаешь получать удовольствие от отдыха, самого себя и окружающих. Впереди ждет парк Katmai с его знаменитыми Brooks Falls, где медведей еще больше! Это же Аляска!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *