Север Острова: Puukohala Heiau – Akahi Aina Hanau – Mo’okini Heiau – Hawi – Polulu Valley

Утро началось рано, в пять утра я была разбужена пением птиц. Это что-то особенное! Я давно не слышала столько разных и необычных, а порой и давно забытых голосов! А помня, что на Гавайях из-за их большой удаленности от материка очень высок процент эндемиков (виды, роды, семейства растений и животных, которые встречаются только в ограниченном области, в данном случае только на Гавайях), то можно представить количество уникальных птичьих  голосов. Сначала прочищали голоса отдельные птахи, заставляя всю остальную братию наконец-то проснуться и начать радоваться жизни. Минут через 20 как-будто налетел порыв ветра, и началось что-то волшебное: чириканье, свистенье, оханье – подберите сами слова, которыми могут выразить разнообразие птичьих голосов – все они подходят. Самым радостным и неожиданным для меня было услышать кукареканье петуха – такое забытое, такое родное и где?!
Растолкала Мишу – труба зовет! – планов громадье! – и в путь!

Сегодня путь лежал на север острова, знакомство с историей Гавайев, 18 век и его страсти по поводу власти. Путь лежал через выжженные лавой земли. Вид устрашающий… в этом месте лава прошла больше ста лет назад (а точнее в 1859 году), и что успело вырасти уже успело засохнуть. По бокам дороги мы видели только высохшую степную траву. И тут и там на черных безжизненных  холмах были видны следы творчества людей: слова, имена, символы, выложенные белыми камнями. Красивым эти виды не назовешь, но хоть что-то напоминало о том, что периодически в этой мертвой пустыне кто-то появляется живой. Насколько хватало глаз – кругом виднелась безжизненная чернота… Мда, такими ли мы представляли себе Гавайи? – кусочек рая на Земле…

P1010199

Первая остановка – пляж Anaeho’omali или в простонародье пляж “А”. При подъезде к пляжу четко видна граница жизни и смерти на земле: мертвая зона, где прошла лава, граничит с зеленым, коротко подстриженным газоном. Местами видны стволы опаленных пальм…

Первое знакомство с подводным миром – рыба есть и самая разная! – детали и цвет рыб видны плохо из-за какой-то мутиляги. Таблички о запрете трогать черепах говорили о том, что черепахи тоже водятся. Песок тут черно-белого цвета. Смесь черного – вулканического происхождения песка и белого – размельченных частичек кораллов и ракушек.

P1010217

Кстати, одна из рыб семейства Попугай (Parrotfish) вносит свой весомый вклад в создание белой составляющей. Огромными передними зубами, похожими на клюв попугая, она отламывает куски кораллов, перемалывает их в отдельном ротовом отсеке, отсеивая съедобную часть от несъедобной. Эту яркую, с массивной мордой рыбину мы видели тут на разных пляжах. Мы обнаружили тут трех немного разных по виду рыб, но все они семейства Попугай – это Bullethead, Palenose и Redlip. Самочки и самцы каждого вида тоже отличаются окрасом. Фотки этих рыб получились не очень, но все-таки какое-то представление составить о них можно.

Это не значит, что мы на этом пляже видели только этих рыбсов, видели разных, но я буду выдавать инфу по рыбам частями для лучшей усвояиваемости.

Вернемся к пляжу. Выходы лавы к морю везде и кругом. Мало того, что из-за черного цвета лава сильно нагревается на солнце и ходить по ней без тапок, все равно, что ходить по раскаленным углям, так еще  местами она острая и можно легко поранится.

Покупавшись, мы покинули пляж «А», чтобы вернуться туда вечером – увидеть самый красивый закат на острове – хоть бы не было туч!!!

Следующая остановка Puukohala Heiau. “Heiau” в переводе с гавайского храм, церковь.

История возникновения этого храма связана с именем самого знаменитго гавайского короля по имени Kamehameha I. Было предсказано, что в год, когда он родится, по небу пронесется комета. Это событие случилось в период с 1737 по 1758 год. Точная дата неизвестна. Интересен факт, мать у него одна, а вот количество отцов указанное в Википедии два. Думаю, причины этого кроются в гавайской культуре, где верность приветствовалась, а неверность не осуждалась… Так вот в то время Гавайями правил его дядя, которому предсказатели сообщили, что родившийся племенник будет «убийцей королей», поэтому тот приказал убить младенца, как только тот родится. Как вы уже догадались, малыш был рожден, спрятан в надежном месте и уже гораздо позже представлен ко двору. Kamehameha (имя Kamehameha означает «одинокий», источники говорят это имя ему было дано за одинокое детство) вырос сильным, амбициозным, с огромным желанием управлять всеми Гавайскими островами. На тот момент каждый остров имел своего вождя.

После многочисленных попыток насильного объединения островов Kamehameha местный волхв дал ему совет построить храм Puukohala Heiau в честь бога войны Kuka’ilimoku на китовом холме (hill of the whale). Этот храм размерами 78 на 33 м в ширину и 5-7 м в высоту был начат в 1790 году и закончен за один год. Глядя вокруг удивительно, где они могли набрать столько камней для строительства? Легенда гласит, что гавайцы образовали 20 мильную живую цепь, простиравшуюся с Popolu Valley и передавали друг другу камни. Как только храм был готов, Kamehameha пригласил своего двоюродного брата Keoua Kuahu’ula (самого сильного противника), ну и убил его на этом самом холме. И к 1810 году успешно завершил объединение разрозненных гавайские островов Maui, Oahu, Kauai, Moloka’i, а также другие рядом лежащие необитаемые острова.

То, что мы увидели – это  груды камней, выложенных по периметру, причем ничем не скрепленных между собой камней, так называемые стены в которых должен находится их храм. Храм же тут не был представлен ни в каком виде, только на картинках, но, по крайней мере, мы могли представить, как он должен выглядеть.

P1010239Побродив по степным (в степи никогда не была, но мне кажется именно так она и выглядит, судя по картинкам) окрестностям, забираться наверх – kapu! (что значит нельзя или табу – об этом подробнее я расскажу позже), о чем извещают две перекрещенные палки, мы услышали смех вперемежку с пением и похоже было, что пели на гавайском языке. Пройдя чуть дальше, мы увидели кучу рабочих в касках, восстанавливающих стены, им было весело. А рядом под навесом шла «служба» – так поняли, что верховные жрецы освящали восстановление храма. Снять удалось только со спины, нам дали понять, что фотографировать есть kapu, и дабы не быть принесенными в жертву мы убрались подобру-поздорову…

Измотанные жарой мы отправились на Spencer пляж, который был буквально в шагах от святого места.

Spencer пляж – это пляж из белого песка, есть палаточный городок. Об этом пару слов. На Гавайях отдыхать можно по-разному: можно в отеле, где стоимость одной ночи ($500) равна, например, стоимости восьми ночей, которые мы заплатили за наше убежище. Кстати, можно и дороже за одну ночь, причем без еды, а только койко-место и шезлонг на пляже. Можно и в палатке, кто помнит фильм «Три плюс два» – точно такой вариант. Что нужно для этого – это привести на остров палатку, пенку и спальники и зарегистрировать свое проживание в офисе пляжа и заплатить $5 плюс бакс налогов, итого $6 за ночь. Некоторые так и делают, путешествуют по острову – пять дней там, три дня тут. Мы тоже испытали палаточный отдых на себе. Правда, за такую ночевку мы ничего не платили, потому что ночевали в парке вулканов. В вулканическом парке разрешается максимум 7 ночевок в своей палатке, зато совершенно бесплатно и без регистрации: приехал и живи. Только не понятно тогда, как они считают, сколько же ночей ты там провел…

Итак, окунувшись в воду из-за плохой видимости могли рассмотреть только самых ярких рыб. А самые яркие рыбсы – это семейство рыб-бабочек (Butterflyfish). По форме они примерно все одинаковые, а окраска у всех разная и очень яркая. Заранее хочу предупредить, что некоторые фотки рыб – не наши. Наши не получились, но те рыбы которых я загрузила – мы их видели.

Самая симпатичная из рыб-бабочек – это Pennant. У нее верхний плавник переходит в длинный и узкий хвост. Ее можно спутать с не менее симпатичной рыбкой Moorish Idol. Эта рыба мне больше всех нравится. Я никогда не видела у рыб ресниц – у этой есть реснички, такие длинные, черные и густые.

Покупавшись, мы двинулись дальше на север. Вид из окна стал веселее, зеленая трава, лиственные деревья – как бы сказал поэт «так похоже на Россию, только все же не Россия».

Путь лежал к историческому месту, Akahi Aina Hanau, где по преданию родился король Kamehameha.

Вроде как и указано оно было на карте, и даже как будто популярное место должно быть, все таки тут туристы могут ознакомится с историей Гавайского короля, но на поверку вышло, что фиг ты там чего найдешь с первого раза…  Дорога была с большими колеями – так что без четырехприводной там делать нечего. Ни одного указателя мы тоже там не встретили. Зато встретили там пару из Штатов, которая  приезжает уже четвертый раз на остров и четвертый раз пытается найти это место. В этом году удача им улыбнулась дважды: они нашли таки это место, да еще и пробрались туда на низкосидящей машине, что можно расценивать, как чудо.

Встретили опять те же стены из сложенных камней, выложенные по периметрам. Миша по старой традиции (стены из белых камней он как-то помог достраивать еще киприотам), помог гавайцам и тут.

Удивили мощный прибой и  небесно голубой цвет воды – вот место, где рождаются настоящие короли! :-)

Где-то тут рядом должен быть еще и храм Mo’okini Heiau, где был крещен  Kamehameha (ну или как это называется у древних гавайцев священный обряд для новорожденных). Храм Mo’okini Heiau был построен первым жрецом Pa’ao с Таити, который прибыл на этот остров в 11-12 столетии (об этом жреце речь пойдет позже, когда мы поедем на юг острова). Те же стены из камней и добавилось полуразвалившаяся лачуга, которая, по всей видимости, и была восстановленным и уже полуразрушенным храмом.

P1010280

Рядом со всеми храмами как правило находился алтарь, на котором происходило многочисленное, жестокое и в современном мире кажущееся совершенно бессмысленным жертвоприношение людей и животных. В жертву приносились побежденные воины, человечки, нарушившие kapu  или просто отобранные жертвы, тела которых оставались разлагаться на солнце. В таком случае совершенно непонятно, что около вот таких храмов (heiau) единственные, кто имели честь селиться – это жрецы и короли. Как они там выживали…? Да и трудно называть места, где происходили человеческие жертвоприношения, храмами. В нашем понимании все-таки это что-то святое. Но у каждого свои понятия святости…

Ну а наш маршрут лежал все дальше на север, к самому северному гавайскому городку Hawi. Ничем, собственно не примечательным, разве, что тут можно увидеть статую Kamehameha I.

P1010284

Ну и для того, чтобы логично закончить с историей короля Kamehameha I – несколько заключительных слов.

 За время его правления Гавайи превратились в независимое отдельное государство с зачатками цивилизованных законов. За что он был назван Наполеоном Тихого океана (Napolen of Pacific). Да и то правда, жил в одно и то же время, да и размах военных действий на то время воистину наполеоновский. Результат, правда, несколько другой… Вот история одного закона Law of the Splintered Paddle. Его история уходит аж в 1782 год, время, когда Kamehameha еще вел бесконечные бои за власть над Гавайями. Проходя по берегу Kamehameha поранил ногу (а там пораниться как нефиг делать, лавовые камни очень острые), на него напали два рыбака, которые были испуганы грозным видом огромного воина. Они шарахнули об его голову весло, тем самым сломав весло и выключив сознание Kamehameha. Он был оставлен на берегу умирать… 12 лет спустя, эти рыбаки были найдены и доставлены к Kamehameha.  Но вместо наказания, он подарил им землю, и провозгласил новый закон о защите стариков, детей и женщин во время военных действий. Этот закон сохранил тысячи жизней во время его военной кампании по гавайским островам. Он создал систему и стал использовать налоги на товары при торговле с Европой и Соединенными штатами. А еще один закон, который Kamehameha издал, и который, пожалуй, был бы актуален и в наши дни, это о запрещении приобретении земли в собственность (понятно для чего он это сделал и понятно, почему бы это было бы кстати сейчас).

С одной стороны, Kamehameha прекратил все бессмысленные и жестокие жертвоприношения, а с другой был последним и очень ярым последователем Гавайской религии и гавайских традиций (таких как Lua или Kapu). Он уже начал принимать христианство, но при этом убил бы любого, кто нарушил kapu (так написано в Википедии), только вот непонятно, как при этом все эти kapu нарушала его жена. Может все те рассказы о ее нарушениях kapu были уже после его смерти? Возможно… Ох уж эти женщины, скажут мне знакомые мужчины. Ну а куда же без нас? Но об этом после…

Прямо на этом же холме, где и статуя короля Kamehameha I, растут и кокосовые пальмы, где табличка предупреждает о возможном кокосопаде, чтобы народ не расслаблялся. Кстати, когда место на пляже выбирали, тоже поглядывали наверх пальм, там их много и очень урожайные на орехи. Упадет –  мало не покажется, домой с пляжа можно и не вернуться.

Все дальше на север к конечной точке нашего сегодняшнего маршрута к Polulu Valley. Дальше дороги нет и таким образом остров вокруг не объехать. Долина Polulu лежит между двумя холмами, на краю одного из них можно насладиться прекрасным видом на океан, игрой с волнами серфингистов, ну и самими волнами.

Спустившись по тропинке почти до конца, мы решили, что пора бы возвращаться, темнеет тут где-то в 7:30 и очень быстро, а нам еще надо проехаться и полюбоваться горной дорогой (Mountain road) и поспеть к закату на пляж «А». Проехать мимо горного ручья и не освежиться мы не могли, природа поменялась на густую сочную зелень и высокие лиственные деревья (какая из 11 климатических зон, представленных на острове, не знаю, но явно другая).

Горная дорога проходит между потухшим вулканом Kohala и небольшим, но спящим вулканом Hualalai. Вот тут-то мы поняли, ни разу правда не видя вживую, как выглядят альпийские луга. Холмы, покрытые сочной зеленой травой, пасущиеся черные и коричневые коровы – вид просто потрясающий – особенно после глядения на столетние потоки лавы.

Потом стали появляться большие кактусы, высохшая трава напомнила видевшие пейзажи Мексики. Чем ближе к югу мы продвигались, тем скуднее была природа, пока не превратилась опять в черную и мрачную картину. Добрались до пляжа «А» и стали ждать заката. Закат действительно был красивый и единственный раз за все время пребывания на острове мы увидели, как солнце утонуло в океане. Это была большая удача!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *