День 1: Lemosho Gate (2100 м) -> Forest Camp (2687 м)

Утром после завтрака мы, уже упакованные, подошли к ресепшену, и вскоре за нами заехали Ага и Кеннеди. По дороге до ворот Longorosi, где происходила укомлектовка группы, мы наблюдали и вдыхали из окна машины раннее субботнее утро.

Аруша – так сказать районный центр с 516000 жителями, вполне цивилизованный по здешним меркам. Но то, что мы видели вокруг – можно назвать одним словом – «нищета». Пыль.  Везде пыль: в носу, на руках. Намусорено – везде. Очень много народа – и все пешком и все куда-то идут. Много сидящих группами мужчин. Женщины почему-то не группировались, а все куда-то шли. Что очень сильно удивило, так это то, что при такой пыли – женщины одеты очень чисто, ярко, нарядно – много светлых тонов в одежде – уму непостижимо! Яркие розовые, желтые, ослепительно белые платья, костюмы! Женщина – она и в Африке женщина! А еще очень много женщин на каблуках и это при отсутствии асфальта! На легкомысленно построенных бараках самая частая вывеска, которая встречалась – это «Салон красоты». Вывески, как правило, обшарпанные, выцветшие – уж не знаю, какую там красоту продают.  Когда мы проехали и Арушу и ее окрестности, мы оказались в лесной зоне, где было много посадок африканской сосны, нисколько не похожей на нашу взаправдашнюю сосну. Этими посадками танзанийцы пытаются уберечь снега Килиманджаро от таяния. После этих сосновых посадок мы стали проезжать «колхозные» поля. Очень удивила земля – темно коричневого цвета и по виду, как пух. На одних полях местные уже закончили собирать урожай и сидели на мешках с картошкой и морковкой в ожидании машины. На убранных полях то там, то тут оранжевело и белело – прям, как мы на картошке в студенчестве. На других же полях мы видели одиночных работников, которые мотыгой взлохмачивали пуховую землю, готовя ее к новой посадке. На головах у многих работников были шапки. Чем ближе мы были к подножию горы, тем воздух становился прохладней. И вот мы прибыли к Longorosi, где происходила регистрация туристов и проверка портеров. Мы пошли подписываться к одному окошку, а Ага с ассистентом Тума к другому – строить портеров, проверять их удостоверения и взвешивать грузы.

Обстановка была для нас очень необычной. Столько черных ребят в одном месте мы никогда не видели. После этой процедуры, вся наша банда поехали к Лемошо, откуда и начинался сам маршрут. Где мы должны были пообедать и начать маршрут. Когда мы увидели, что для нас накрывают стол, расставляют стулья, потом увидели наш персональный переносной туалет в домике  – у нас волосы на голове зашевелились, и в нас стал назревать внутренний бунт. Мы ехали в поход, а тут стол, стулья – мы что, баре какие? То есть предполагалось, что мы должны сесть за стол со скатертью, а ребята-портеры стоя в стороне перекусывали что-то свое из пакетиков. Мы стали уговаривать Агу, чтобы отправить назад и стол, и стулья, и туалет. Но тот сказал, что это тот уровень комфорта, который его фирма обязана поддерживать для своих клиентов и отказался это сделать. Мы присев на краешек стульев, пытались запихнуть в себя еду под взглядами не только наших портеров, но и портеров других туристов, ну и самих других туристов, которые ели бутербродики, сидя на земле. Хорошо еще, что Ага присоединился к нам разделил с нами трапезу. Стол был шикарен – несколько блюд, овощи, фрукты, а не просто сэндвичи…  Фуф! Даже сейчас еще свежо воспоминание тех неуютных минут. Кое-как поев, мы отправились в путь. Дальше мы уже не встречались с нашими ребятами-портерами в такой близости. Как правило, когда мы приходили на место, то наша палатка уже была расставлена, термоматрасы надуты, а сами портеры или отдыхали в своих палатках, или копошились на кухне.

Шли мы сначала лесом, «дождливым» лесом. Дождливым, не значит, что дождь там шел, а просто это такой Rain Forest, тропический влажный лес, где растут лианы, папоротники и деревья, поросшие белым мхом. Тепло, солнышко. Главное – не забывать мазаться солнцезащитным кремом. Одно растение под названием Lobelia deckenii поразило нас своим совершенством, особенно молодые экземпляры. Формой растение напоминает огромную зеленую розу, сделанную из лепестков прекрасной ровной продолговатой формы. Посудите сами!

По дороге Ага рассказал нам, что один из его родственников был в команде Абрамовича, который предпринял попытку восхождения в 2009 году. Родственник Аги был нанят поваром в бригаду из 113 помощников, которые обеспечивали комфорт самого Абрамовича и его друзей. Все обмундирование, столы, стулья, палатки – все было куплено новое – он, по словам Аги, не хотел себе ничего БУ.

Про то, что Абрамович не смог дойти до вершины, я уже читала в интернете, но недоумевала по поводу причины поражения. Ага поведал нам, что они шли по Machame маршруту. Этот маршрут один из самых сложных западных маршрутов, хотя очень популярных, а значит многолюдных. Как утверждает интернет, на высоте примерно 4500 м Абрамович стал испытывать симптомы горной болезни, у него появились трудности с дыханием и его срочно доставили вниз. Я никак не могла понять, ну как так могло произойти? Ведь он не из тех, кто просто так сдается. В его хорошей физической форме в его 42 на тот момент – я не сомневалась. По другим источникам, сама компания Millhouse Capital, владельцем которого был Абрамович, вообще опровергала слухи о том, что он пытался покорить Кили. Однако, компания официально подтверждали, что Абрамович был таки в Танзании с рабочим визитом в этот период. Единственной причиной его провала, я думала, была в том, что он не дал себе достаточно времени акклиматизироваться, поскольку очень торопился вернуться к своим делам. Ага же рассказал свою версию, по которой выходило, что Абрамовича просто все достало, ведь восхождение было назначено на начало сезона, было еще очень холодно, часто пуржило, и из-за этого он повернул назад. Не знаю, какая версия правдива, но в горную болезнь верится больше, нежели в то, что ему было холодно и ему все надоело.  Также Ага рассказал, что по приезде в Россию Абрамович выслал всей команде помощников приглашение на какой-то российский курорт, и все им оплатил. Вся команда туда и завалилась порадоваться жизни. В общем, легенды о восхождении Абрамовича ходят там и по сей день, и я думаю, что если он вдруг предпримет вторую попытку, то его там примут с распростертыми объятьями. И да – Lema Peter в то время работал одним из гидов в той самой компании, которая организовывала восхождение Абрамовича.

Медленно-медленно набирая высоту, впитывая через глаза, уши и носы все, что можно впитать, мы продвигались все вверх и вверх к Лесному лагерю. Портеры опередили нас еще в самом начале пути, неся свои огромные мешки на головах. У них просто потрясающие способности, которые, видимо, вырабатываются с детства, носить грузы на голове по пересеченной местности, при этом даже не придерживая их руками!

В этот день мы шли всего часа четыре – совсем не устали. Сколько проходили каждый день – не знаем. Общий маршрут с подъемом и спуском составляет примерно 50 км. На подъеме наша скорость была очень маленькая – меньше километра в час. Темп устанавливал Ага, мы шли за ним, потому что как только я опережала его, я тут же машинально увеличивала скорость. Поэтому мы старались, чтобы он всегда был впереди, а Тума был замыкающим. К лагерю мы доползли, когда уже стало смеркаться. Палатки были уже расставлены. Туалет – к нашим услугам. Лесной лагерь оказался очень маленьким, туристов и помощников туристов понапихалось – куча! NIK_HAN8993

Пожалуй, это был самый населенный лагерь на нашем пути, разве что еще Барафу – последний лагерь на спуске был тоже похож на такой же зоопарк. В Лесном Лагере мы встретились с двумя ребятами из Екатеринбурга. Один никогда не был в горах, другой уже бродил по Непалу. Тот, который ни разу не делал восхождения, был напуган горной болезнью и уже начал принимать Диакарб (это российский аналог Диамокса – с таким же эффектом), причем аж 4 таблетки (по 250 мг) в день, при дневной норме всего 500. Мы ему посоветовали так не делать. Поделились советом Аги, что начинать надо с четвертинки таблетки, и то только тогда, когда почувствуешь первые признаки горняшки.  А то, если на высоте тебя припрет, то у тебя запаса по дозе-то даже не будет. Не знаю, прислушался ли он к нам, а также не знаем дошли ли они до вершины, так как на другой день мы уже шли по разным тропам.

Разобрав свои рюкзаки, достав спальники, нацепив на лбы фонарики, мы обустроились в палатке и вскоре нас позвали на ужин. Вечером долго и громко ото всюду слышалась речь на суахили – мы не могли долго заснуть. Lala salama! Или что означает на суахили “Спокойной ночи!”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *