День 7: Crater Camp (5720 м) -> НА ВЕРШИНЕ! Uhuru (5895 м) -> Перекус в Barafu Hut (4700 м) -> Mweka camp (3100 м)

5 утра.  Лука… «Яна, завтрак готов».  За все время похода это был первый раз, когда есть не хотелось – вообще. И вот только солнце показалось из-за NIK_HAN9137горизонта, мы двинулись в путь.  Шлось легко. И это казалось странным, организму не потребовалось и 15 минут, чтобы «включиться», как это было на Западном Проломе. Там первые полчаса я шла, преодолевая дикое нежелание организма сотрудничать с душой и ее высокой идеей покорить вершину Килиманджаро. И только, когда он понял, что реальность, конечно ужасна, но к ужасу еще и неизбежна, он покорился, и шагать стало легче.

Солнце поднималось все выше и выше, освещая ледники, спрятанные от нас вчерашней пургой. Тишина. Мороз. Ледники. Искристый иней под ногами. Незабываемый рассвет.

Полтора часа неспешной ходьбы и вот мы идем по самой вершине. «Крыша Африки» – как ее называют. Облака, похожие на снег, клубятся где-то внизу, а кучерявые сугробики, похожие на облака, лежат прям под нашими ногами. Все перепуталось. Это было волшебно. «У Ромашки

сегодня день рождения… Здоровья и удачи, мой любимый братик!» – крикнула я. Наверно не услышал, но может, почувствовал. Подходим к табличке, где уже видно человек пятнадцать – ночных штурмовиков, счастливчиков, дошедших до вершины – фоткаются. Шум. Ореол таинственности и загадочности рассеялся… Шум и чужое возбуждение ничего кроме раздражения не вызывают. Сфоткались и мы. Отошли от этого зверинца. Смотрим на облака. Тихо. Красиво. «Весь мир на ладони. Ты счастлив и нем.» Мы сделали это! Но зависти нет…

Это было в 7 часов 48 минут. Где-то через полчаса мы начали спуск. На выходе с вершины, наклонив спину вперед увидели здоровенного парня. Он был бледный, его тошнило. Герой- жертва ночного штурма. Достали трековые палки, чтобы поберечь колени. На протяжении 2 часов спуска под ногами был рыхлый вулканический песок. Ноги скользили. Про технику спуска я читала следующее: ботинки должны быть по размеру, плотно зашнурованы, а ногти подстрижены иначе их можно до черноты отбить, и они будут потом отслаиваться еще несколько месяцев. Маршрут Mweka, который предназначается только на спуск, в самом верху совпадал на коротком участке с маршрутом на восхождение того самого ночного штурма из Баранко. И нам попадались туристы, которые заканчивали восхождение. Некоторые шли бодрячком, некоторые, как зомби, вообще не понимающие, где они и что они тут делают, но все еще самостоятельно передвигающиеся. А были и такие, которые с отсутствующим видом, но с блаженной улыбкой на лице висели на своих гидах. Красные, сожженные лица, невидящие глаза. Солнце очень яркое. Мазаться солнцезащитным кремом надо обязательно. Потеря бдительности будет дорого стоить. Но дорога была красивой. Спустившись немного вниз, мы увидели пик Мавензи, окруженный облаками – третья вершина Килиманджаро – 5185 м.

Потом и она осталась позади. Я упиралась на палки изо всех сил, чтобы ослабить напряжение на колени и спасти ногти, которые уже стали чувствовать удары спуска. Потом я придумала спускаться боком. Посоветовала Мише. Он отстал. Солнце пригревало. Через какое-то время мы начали нагреваться, сняли куртки, лишние штаны. С утра-то мы оделись очень тепло, как капусты. Я вниз летела. Мишка стал отставать еще больше. Я много читала про те трудности, которые народ испытывал на подъеме, а вот про спуск, кроме, как черных отбитых ногтей никто ничего не писал. Как оказалось, у организма есть мышцы, которые просто не заменимы для спуска и которые оказались абсолютно атрофированы у Миши.

4 часа спуска и мы в Барафу (4700 м) на ланче. Поздравления от портеров. Они с нами не поднимались. Собрав палатки, они в обход прошли к Барафу и ждали нас там. Сколько же там было народа – и самого разного! И как нам повезло, что мы шли практически одни. Понятия не имеем, откуда там был весь этот народ и что они там делали, ночевали ли они там, сколько взошло и сколько не смогло подняться наверх – не знаем. Обед был уже готов и ждал нас в палатке. Думали лишнюю одежду портерам отдать, но пока обедали, замерзли снова. Ну что ж сидеть долго нельзя – а жаль! Еще 4 часа спуска Мишка прошел на полусогнутых, с передышками. На самом деле, спуск Мише дался с большим трудом и на его примере можно сказать, что герой не тот, который взошел на вершину, а тот, который спустился. У него просто подгибались коленки, он практически падал и не мог идти. Как потом он рассказал, подвели мышцы бедра, и приходилось идти на сильно полусогнутых ногах, что изматывало еще больше.

Дорога стала похожа на бесконечную череду широких ступенек выдолбленных в камне. Прежде чем спуститься на ступеньку вниз, я упиралась палками в нижнюю ступеньку и уже потом шли ноги. Эти упражнения дали о себе знать болью в плечах, руках на следующее утро. Пейзаж по сторонам тоже изменился. Чем ниже спускались, тем больше растительности стало попадаться и тем больше мы погружались в туман. Серая завеса обволокла нас, и Лука заторопился, сказав, что на этом участке большая вероятность дождей. Мокнуть не хотелось, но идти быстрее Миша не мог. Хорошо хоть вообще мог идти. Но дождя так и не случилось ни в этот день, ни на следующий, когда уже шли по тропическому лесу. С дождями нам вообще повезло, или им с нами не повезло – их не было на всем протяжении нашего похода, хотя плащи приходилось таскать с собой все время.

Добрались часам к 5 вечера. Сняли ботинки – ура – это то состояние, которое теперь будет ассоциироваться со словом «кайф» – обозначение приятных эмоций и ощущений в целом, либо, в частности от воздействия наркотиков! Обтерлись салфетками – это, конечно, не душ, но стало легче.

Лагерь был плотно нашпигован людьми, какими-то постройки, заборами из сетки рабица. Этот лагерь был совсем не похож на наши предыдущие стоянки, где можно было наблюдать закаты, восходы, облака, причудливые скалы и заснеженную и манящую к себе вершину Кибо. Здесь царило ощущение выполненной работы, близкой цивилизации и некоего пофигизма. То там, то тут слышались песни на суахили. Это портеры чествовали песнями и танцами успех своих подопечных. Нам оставались еще одна ночь и еще один день.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *