День 8: Mweka camp (3100 м) -> Mweka Gate (1641 м)

Было еще темно, когда меня разбудил пронзительный свист.  Сначала я подумала, что это человек. «Вот делать же нечего людям…», – подумала я. Но, оказалось, это так свистела какая-то птица. Потом к свисту птицы добавился чей-то храп. Оказалось «свои» – на этот раз звуки доносились со стороны Мишки. Перевернув его на бок, я заснула опять. Выспались очень хорошо и к полседьмого мы проснулись свежими и бодрыми. Лука постучался с вопросом: «Кофе? Чай?» и сказал, что пора вставать и собираться на штурм горы. Посмеялись, взяли по кружке кипятку и, медленно попивая водичку, стали приходить в себя и собираться в заключительный поход. После завтрака и нас ждали песни и хороводы с последующей церемонией благодарения и раздачей чаевых. Об этом надо рассказать подробнее.

К этому там относятся очень серьезно, этого с нетерпением ждут коренные жители и со смешанными чувствами ждали мы. Сумма вознаграждения должна выдаваться в двух конвертах. Один конверт – гиду – вручается индивидуально в любой момент. Гид при любом раскладе остается не в обиде. А второй конверт, сумма которого провозглашается вслух и громко, предназначается всей команде. Делается это для того, чтобы предотвратить конфликт между портерами и начальством, которое может умыкнуть часть суммы. А такие случаи в прошлом были. Это своего рода меры по борьбе и предотвращению коррупции по-африкански. С другой стороны, оглашение вслух суммы чаевых не очень-то комфортно было для нас. Дело в том, что рекомендованные фирмой суммы чаевых были для нас с одной стороны, как бы дополнительным немалым расходом, но с другой стороны запланированным.

Но была еще и третья сторона. Когда прикидываешь, на скольких человек эта твоя запланированная сумма должна разделиться и, вспоминая, как ребята выкладывались, то понимаешь, что даешь мало, очень мало, но больше-то уже не можешь.  Столько тепла и заботы я не получала ни в одном all inclusive отеле – и вообще нигде. Так только могла заботиться обо мне мама в моем далеком детстве. Ты и правда на 6 дней подъема превращаешься в ребенка. Вдруг кого-то другого начинают беспокоить биологические процессы твоего организма: скушал ли ты кашу за завтраком, цвет твоего лица, болит ли у тебя голова, и сколько раз за день ты сходила пописать.

NIK_HAN9024
Это наш туалет

Чем больше набирается в группе туристов, тем лучше у портеров получается с чаевыми на нос. Скажем на нас двоих, чтобы обеспечить комфорт по их стандартом фирма решает, что надо 20 человек-портеров. Хотя повторюсь! Мы бы обошлись гораздо меньшим комфортом – это 100%! И нам было и жалко ребят и, подчас, очень неудобно принимать от них помощь. Так вот рассчитано, что эти 20 человек несут и мед оборудование, и прибамбасы для кухни, и туалет – все это не зависит от количества туристов в группе: хоть один, хоть десять – нести надо. А на дополнительное количество еды, посуды – не так уж много дополнительных людей надо. А вот прибавка к чаевым с туристов получается значительная. В общем, мы были рады закончить эту раздачу слонов и двинуться в путь!

Последующие 4 часа спуска некоторым показались бесконечными… Мишка продолжал мучиться с коленками. Мы шли уже вдвоем. Наши гиды шли либо далеко впереди, либо далеко сзади, болтая друг с другом на суахили, периодически нас навещая и проведывая, как у нас дела. Я шла и шарила глазами по сторонам, пытаясь разглядеть что-нибудь интересненькое. Там из тумана то и дело выплывали причудливые пальмы, какие-то невиданные доселе деревья, верхушки которых тонули где-то высоко-высоко в таком же туманном небе. Туман был везде. Мы делали небольшие остановки, рассматривая всякие диковинки. Однажды мы заметили розовые цветы бегонии, которая росла там в виде лианы,

обвивая ветви и стволы деревьев. Решили, что обязательно посадим белую бегонию на огороде следующим летом – пусть нам Африку напоминает. Ну и «Еще немного, еще чуть-чуть. Последний бой – он трудный самый…». Ну и еще немного, еще чуть-чуть…. И вот и они – ворота рая!  Долгожданный финиш! 

NIK_HAN9189

Около ворот мы увидели толпы туристов, портеров и машин. Наши портеры, умытые и посвежевшие, уже успели переодеться в «гражданское» и были практически неузнаваемы. Мы не узнали даже Луку, с которым общались каждый день и привыкли его видеть в шапке и куртке. Груженые машины отвозили по домам портеров и туристов по их отелям. Туристы ехали, как баре по двое-четверо в машинах, а отъезжавшие газели с портерами были улеплены ими, как ежики яблоками в урожайный осенний день.

Нас погрузили в уазик к Кеннеди и через два часа мы были в отеле. «Душ! Душ!! Душ!!!» – кричало все, что еще могло во мне кричать и, задыхаясь, шептали подмышки. Ура! Да здравствует цивилизация! Но тут вышел облом… В номере было холодно и сыро. Околевая, я стояла в душе рядом с писающей струйкой воды. Вода была или очень горячая или очень холодная. Сначала я пыталась отрегулировать температуру обычным способом. Я крутила ручку по миллиметру в сторону горячей воды, терпеливо давая душу достаточно времени, чтобы температура установилась. Вода была ледяная. Дойдя до упора, сверху полился кипяток. Я стала также терпеливо крутить ручку в другую сторону, лелея надежду, что вот-вот уже сейчас сверху польется та самая блаженная теплота. Безрезультатно. Как только казалось, что вот оно – и я вставала под душ, на меня обрушились ледняки. Выпрыгнув из-под них, я повторила все опять и начала крутить на миллиметр уже в сторону горячей воды. Температура начинала приходить в норму и, только встав под воду, на меня полился кипяток. Мое терпение кончилось.  Уже с криками, и проклятиями я, ожесточенно стала крутить кран то в одну сторону до упора, то в другую. При таком способе теплая вода продолжала литься примерно полминуты, быстро переходя то в состояния кипятка, то в состояние близкое к воде с ледников. Таким образом, мне удалось смыть, по крайней мере, первый слой грязи. Выйдя из даже такого фигового душа, я все равно ощутила кайф… Под лопатками вдруг что-то зачесалось – но нет, это была не грязь, это были крылья… Опять нахлынуло ощущение только что совершенного подвига, ну, если и не подвига, то чего-то такого героического…

Но нас тут же приземлили. Миша принес наши чемоданы, которые мы сдали в местную камеру хранения отеля. Оказалось, один из них вскрывали. Когда мы улетали из Торонто, Миша только аэропорту заметил, что две дужки, которыми скреплялся замок чемодана, были погнуты и он с большим трудом застегнул его. Выправить в аэропорту его было нечем – закрывался и ладно. Получив же чемодан из камеры «хранения», он заметил, что открыв замок, дужки подозрительно легко разошлись в стороны… Чья-то заботливая рука их выправила. Но перебрав вещи, мы поняли, что брать – кто бы он ни был тот, который вскрывал – ничего не стал, хотя явно и с удовольствием покопались. Разобрав рюкзачные вещи, мы сдали в прачечную то, что могло нам еще пригодиться на сафари с учетом, что к 7 часам нам вернут все сухим и чистым. А потом стали ждать обеда, нетерпеливо прогуливаясь по территории отеля. Очень хотелось есть.

На следующее утро нас ждал Land Rover с гидом-шофером Сайманом и поваром Дениэлом, с которыми в течение пяти последующих дней мы путешествовали по паркам и дорогам Кении.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *