Подготовка

Медицина

Посетили врача по путешествиям, т.к. наш семейный не мог дать направление на прививку от желтой лихорадки. А без нее, на сайтах писали, в Танзанию не пускают. В Кению пускают, а вот в Танзанию нет. На самом деле о сертификате никто не спросил ни в Кении, ни в Танзании. Но на 10 лет мы себе иммунитет от этой лихорадки обеспечили.

Этот врач надавал нам антибиотиков на такой и на худший случай. Прописал лекарство от малярии. Купили, но решили не есть заранее, поразмыслив, что если для профилактики и для лечения прописывают одно и тоже лекарство, то зачем его есть без надобности?

Визы

Обе визы делали заранее. Миша отправлял паспорта по почте сначала в Танзанийское консульство, а потом в Кенийское, находящиеся в Оттаве. При пересечении границ – не пожалели, туристы без виз стояли огромные очереди на впуск в страну.

«Что в имени тебе моем?»

«Как называете вы эту гору?», – спросили первые европейцы, прибывшие на африканский континент у местных жителей. «Kilelemanjaare!» («О, туда невозможно забраться даже птице!»), – махнув рукой, ответили местные, по-своему поняв вопрос людей с цветом кожи, похожим на снежные вершины горы. По другой версии «Килиманджаро» переводится, как «сверкающая гора».

«Забирайте, государство не обеднеет!»

Изначально гора Килиманджаро располагалась внутри границ британской колониальной Восточной Африки (будущая Кения), но позже оказалась на территории другой Восточной Африки — уже германской (будущая материковая часть Танзании).

По этому поводу Саймон (наш кенийский гид по сафари) сокрушался, что вот ни с того ни с сего Килиманджаро было подарено королевой Британии танзанийцам. Типа у вас кенийцев гора уже есть (имеется в виду гора Кения) – хватит. А Килиманджаро давайте отдадим Танзании. Это то, что нам с обидой и досадой в голосе рассказал Саймон, как будто подарили что-то личное и без спроса хозяина. Что мол, танзанийцы нас постоянно упрекают в том, что мы «используем» Килиманджаро в открытках и разных брендах. «А что?», – удивлялся Саймон, «вы же не запретите нам смотреть из окна и фотографировать то, что мы видим из нашего окна?».  Да, и, правда, граничащий с севера Килиманджаро кенийский национальный парк Амбосели очень знаменит открытками огромных африканских слонов на фоне горы. Тогда почему-то мы не спросили, почему и зачем гора была подарена, но гугл как всегда пришел на помощь:

Рассказывают, что в 1886 году кайзер Вильгельм написал письмо британской королеве Виктории, в котором среди прочего заметил, что у Британии в Восточной Африке две снежные вершины (Кения и Килиманджаро), а у Германии – ни одной. Это высказывание решило вопрос с подарком на день рождение молодому принцу Вильгельму, который приходился внуком королеве Виктории. Принцу, а значит и всей Германской Империи, была подарена высочайшая вершина континента, перекочевавшая из Кении в Германскую Восточную Африку (современную Танзанию). Именно поэтому идущая от океана ровная полоса границы Кении и Танзании нарушается у Килиманджаро.

На самом деле это исторический анекдот. Германия и Британия действительно подписали соглашение о границе между колониями, но оно касалось лишь территории к западу от Килиманджаро, поэтому и появился сбой в пограничной линии. Килиманджаро никогда не принадлежал Кении, но история настолько красива, что в нее продолжают верить.  Но, глядя на карту и, правда, хочется верить в эту версию.

«Нормальные герои всегда идут в обход»

Килиманджаро – самая высокая отдельно стоящая гора в мире и самая высокая гора в Африке.  Килиманджаро является стратовулканом почти конической формы. Он состоит из трех основных вершин, которые также являются потухшими вулканами:

  • Кибо, или его зовут еще Uhuru – «Свобода» (в центре) – 5 895 метров
  • Мавензи (на востоке) – 5 149 метров
  • Шира (на западе) – 3 962 метров над уровнем моря

В 2003 году учёные пришли к выводу, что расплавленная лава находится всего в 400 метрах под кратером главной вершины Кибо. Не смотря на такую близость лавы, уже по собственному опыту скажу, ночевать там было очень холодно.  Хотя и не прогнозируется другой активности, кроме происходящих сейчас выбросов газа, существуют опасения, что вулкан может обрушиться, что приведёт к крупному извержению. Несколько обвалов и сдвигов грунта уже происходили на Кибо в прошлом. В результате одного из них 100000 лет назад образовался так называемый Западный Пролом (Western Breach), по нему то мы в итоге и запланировали наше восхождение.

Когда я начала изучать восхождение на Килиманджаро в деталях, то поняла, что для того, чтобы забраться  на нее не надо быть альпинистом. Есть свои трудности, опасности и сложности, но альпинистом можешь ты не быть.

Существует несколько маршрутов – от 4 дневных до 10 дневных. Принцип такой: чем длиннее, а значит дольше маршрут, тем у тебя больше шансов дойти до вершины. Вот здесь ссылка на маршруты с вероятностью успешного восхождения:

  • Пятидневные – 27 %
  • Шестидневные – 44%
  • Семидневные – 64%
  • Восьмидневные – 85%

Но чем длиннее маршрут, тем дороже получается мероприятие.  Турист, находящийся в парке, должен платить государственный налог в размере примерно 120 долларов за день. Так что чем дольше находишься на тропе, тем больше плата. Короткие маршруты хороши для тех, кто прошел предварительную акклиматизацию, где-нибудь в другом месте. Акклиматизироваться можно, например, в Танзании, полазив по горе Меру (4562 м), она находится километрах в 30 от Килиманджаро – организм уже будет адоптирован. Также короткие маршруты выбирают те, кто готов рискнуть единственным шансом восхождения или те, кто рассчитывает, что если не сейчас, то в другой раз.

kilimanjaro-map

Все маршруты отличаются друг от друга продолжительностью, пейзажами и сложностью.  Самым популярным, старым и традиционный является Марангу – подход к вершине с юга. Его еще прозвали маршрутом Кока-Кола.  Он на схеме синеньким обозначен.  Марангу наиболее приближен к маршруту, по которому совершил первое успешное восхождение Ганс Мейер в 1887 году. Это единственный маршрут, который не требует ночевок в палатках. По всему маршруту установлены домики. Мы от этого маршрута отказались по двум причинам: слишком людно, и заключительный этап включает ночное восхождение с Kibo Hut.

Остальные маршруты Rongai, Shira, Mashame, Lemosho и Umbwe можно разделить на две большие группы: с ночным восхождением и утренним. Туристы первой группы могут ходить разными дорогами по горе, но все собираются в Barafu Hut (4700м) для ночного восхождения. Для них заключительный этап восхождения на пик Кибо начинается часов в 12 ночи. Если все идет по плану, то народ доходит до вершины часам к 7-8 утра, а потом их ждет продолжительный спуск на 3100 м до Mweka Hut.  Таким образом, часам к 7-8 вечера того же дня они добираются до лагеря. Вторая группа маршрутов ведет через Западный Пролом (Western Breach) с ночевкой в кратере Кибо (5720 м), потом утренним всего полуторачасовым восхождением на вершину, но таким же продолжительным спуском до Mweka Hut. На спуск все маршруты используют одну дорогу – Mweka. Судя по тому, сколько народа шляется по тропам Килиманджаро – это мудрое решение, которое позволяет туристам не сталкиваться лбами, а также упрощает и ускоряет эвакуацию туристов с проблемами.

Ночное или утреннее восхождение?

В отчетах про маршруты с ночным восхождением заключительный этап часто называют ночной «штурм». Иначе его и не назовешь и вот почему.  Как правило, накануне в лагерь народ приходит к вечеру. Ужин, короткий сон, если вообще возможно уснуть, а потом подъем в 12 ночи на ночной штурм. Потом 10 минут на вершине и долгий спуск. Не спорю, в преодолении трудностей есть своя прелесть. Попробуйте-ка, не выспавшись, всю ночь идти с фонариком на лбу, след в след, преодолевая свои моральные и физические слабости, борясь с горной болезнью, холодом и утром встретить восход на вершине с чувством победы над собой. Я сделал это!!! Ведь по статистике, уже вне зависимости от продолжительности маршрута, с ночным восхождением до вершины доходят только 60%! Конечно, будет чем гордиться!

Но что-то мы подустали от постоянных преодолений трудностей, и нам с одной стороны хотелось немного смягчить условия похода, а с другой увеличить вероятность восхождения и увидеть красоты гор. Ведь мы никогда так высоко еще не забирались! А при ночном восхождении пришлось бы идти в темноте 7 часов, вдыхая пыль ботинок впереди идущего, и не видеть красоты вокруг! А потом до красоты ли будет? Перепад высот огромен – 1200 метров за 7 часов – с 4700 м до 5895 м и организм на это реагирует очень даже по-разному, и, как правило, ему это очень не нравится. Хотя с горной болезнью ты сталкиваешься на любом маршруте, другой вопрос, есть ли у тебя время и силы с ней справиться, и хватит ли сил на радость бытия. Отчетов о ночном восхождении я прочитала очень много. Мы отказались от этого опыта.

Очень заманчиво выглядел маршрут через Западный Пролом с утренним восхождением. Переночевав всего в 175 метрах от крыши Африки, и встав на рассвете, надо всего полтора часа на восхождение! Виды прекрасные! Восход солнца! Красота, да и только!

Но у этой прелести есть свои риски.

Во-первых, в январе 2006 года на Западном Проломе случился внезапный камнепад, в результате которого троих американцев-туристов убило. Сколько пострадало местных ребят не сообщается. Причиной камнепада было названо глобальное потепление.

На картинке белым пунктиром показан старый маршрут с зонами А и В, откуда и куда падали камни со скоростью 113 км/ч. В тот январский день был сильный ветер и снег, что затрудняло видимость, да и вышла группа на маршрут поздновато (как потом оказалось – это очень важно!).  С того времени для маршрута по Западному пролому были приняты некоторые меры предосторожности: путь немного изменили (новый путь – это нижняя картинка с желтым пунктиром) – тропу прижали к скалам справа, туристам стали выдавать каски, подъем на маршрут стал не позднее 4 утра. Ну, и турист перед восхождением обязан подписать бумажки, что в случае чего – он никого не обвиняет и всех заранее прощает. Ранний подъем обусловлен тем, что надо успеть пройти все опасные зоны до 11 часов утра, то есть до того момента, как солнце станет припекать и оттаивать лед, скрепляющий грунт и камни. Когда шли, казалось и правда, камни держались на вот таком легкомысленном ледяном цементе.

Во-вторых, ночь на такой высоте, по отзывам в интернете, считается очень опасной. В одном отчете читала, что даже портеры старались изменить заранее подтвержденный маршрут лишь бы не ночевать на такой высоте. Причина: горная болезнь или «горняшка». В общем, в один прекрасный момент, начитавшись людских страхов и накрутив себя до «Да, может, пошло все нафиг!», мы связались с Эрикой (это наш турагент, через которого мы оформили восхождение) и стали ее пытать, насколько все эти опасения оправданы. В ответ мы получили вот что.  Да, идти по Западному Пролому физически сложно и опасно, но все их клиенты довольны именно этим маршрутом и готовы повторить именно этот маршрут в будущем. После этого, я просто перестала читать и изучать эти кошмары, руководствуясь правилом: меньше знаешь, меньше все бесит.  И вот только сейчас, описывая наш опыт восхождения, чтобы просто тупо было о чем вспомнить тогда, когда только и сможешь делать, что вспоминать, я начиталась интернета вдоволь, и, скажу честно – порадовалась, что все у нас закончилось хорошо!

Так вот – горняшка. Что это такое?

Выписки из Вики вперемежку со мной:

Считается, что если человек поднялся на высоту 2500 м и стал ощущать головную боль и плюс ко всему учащённое сердцебиение или лёгкое головокружение или небольшую одышку при физических нагрузках, то это первые проявления горной болезни. Основным патологическим фактором горной болезни является гипоксия – нехватка кислорода. Чем больше высота над уровнем моря, тем меньше давление воздуха. Молекулы кислорода встречаются реже. Концентрация кислорода в крови падает – это раз. Мышцы, как известно при интенсивной физической нагрузке потребляют кислорода больше. Наряду с недостатком кислорода играют также роль такие усугубляющие факторы, как физическое утомление, охлаждение, обезвоживание организма, ультрафиолетовое излучение, тяжёлые погодные условия (например, ураганные ветры), резкие перепады температур.

На высотах 2500—3500 м, головные боли могут усилиться. Сон делается беспокойным, тревожным, с неприятными сновидениями, некоторые засыпают с трудом и часто просыпаются от чувства удушья (периодическое дыхание). При физических усилиях сразу учащаются дыхание и сердцебиение, появляется головокружение. Аппетит понижается, возникает тошнота, которая бывает интенсивной и может перейти в рвоту. Возможны кровотечения из носа.

На высотах 5000—7000 м и выше самочувствие редко бывает хорошим, общая слабость, усталость, тяжесть во всем теле. Не прекращается умеренная, а подчас и сильная боль в висках, лобной, затылочной части головы. При резких движениях и наклонах или после работы возникает головокружение. Человек засыпает с большим трудом, часто пробуждается, некоторые мучаются от бессонницы. Заболевший горной болезнью не способен длительно выполнять физическую нагрузку из-за одышки («дыхание загнанной собаки»), и сердцебиения. Многих беспокоит сухой кашель. Аппетит, как правило, понижен или отсутствует. Число случаев тошноты и рвоты при приёме пищи увеличивается. Часто отмечаются боли в области живота и желудочно-кишечные расстройства, вздутие живота. Ритм дыхания во время ночного сна нарушается. Кожные покровы лица, особенно губ, приобретают бледный, чаще синюшный, оттенок в результате недостаточного насыщения кислородом артериальной крови, которая теряет свой алый цвет. Температура повышается на 1-2 °C, возникает озноб. Учащаются случаи кровотечений из носа, рта, лёгких (кровохарканье), иногда желудочные.  Ну и соответственно, при определённых условиях и игнорировании симптомов, начиная с 4000 м, могут возникнуть опасные формы горной болезни, обусловленные срывом адаптационных механизмов и развития более серьёзных патологий: отёк лёгких и отёк головного мозга, что чревато «улетальным» исходом.

На 4200 м мы с Мишей уже ездили на машине. Это было в 2009 году на Гавайях. Гора Мауна Кеа. Ушло у нас тогда на это минут 30 подъем и примерно столько же мы спускались. Но это была совсем другая история…

Итак, сложив все плюсы, возведя в куб удовольствия, вычтя страхи и риски, и добровольно отказавшись от интеграла счастья, решили идти через Западный Пролом, ночевать в кратере, и не меньше, чем на 8 дней.

Кто сам за себя не боится, за того боязно
(Сомалийская пословица)

Как еще можно увеличить свои шансы дойти? Для начала, стали изучать меры безопасности:

  1. Запланировали начать принимать Диакарб (Diamox) по 125 мг за день до восхождения. Заранее проверили, нет ли аллергий – оказалось нет. Что оно делает? Диакарб (Diamox) – это «мочегонный препарат, который также уменьшает продукцию ликвора во внутричерепном пространстве, что уменьшает внутричерепное давление и позволяет уменьшить или устранить симптомы, возникающие при горной болезни». Лекарство с совсем нерадостными побочными эффектами, но из двух зол… Ужас побочных действий смягчали панангином.
  2. Надо пить много воды – 3 литра минимум. Для этого купили camel bags, которые вставлялись в рюкзаки – легко и удобно, таблетки для очистки воды, а еще очень пригодились таблетки-электролиты, которые улучшали вкус воды и заодно поддерживали минеральный баланс. Теперь уже точно скажу, что без электролитов мы бы вряд ли смогли пить по 3 литра воды. Воду-то там добывали подчас не из чистых озер и рек.
  3. Надо все делать очень медленно: не только подниматься, но и вообще все делать надо очень медленно. Это основное правило на Кили, которое нам не переставали напоминать каждый день «pole, pole» (с ударением на первый слог), что в переводе с суахили – «медленно, медленно». Темп восхождения должен быть настолько медленным, чтобы не вызывать усиленной работы мышц, сердца, селезенки, ну и остальных составляющих человеческого механизма, и соответственно потребление кислорода снизить до минимума.
    Как вы думаете, по статистике, какая возрастная/половая категория доходит до вершины Кибо реже всего? Я была удивлена ответу: мужчины 20-30 лет. Почему? Не соблюдение основного правила игры «Поле, поле», не желание признать собственной слабости и дикое чувство соперничества, граничащее с сумасшествием. В чем-то я с ними солидарна и я тоже очень люблю быстро ходить и очень не люблю, когда меня опережают. Заранее стала договариваться со своими мозгами, что мне будет пофиг, кто будет меня опережать на тропе.
  4. Надо высыпаться! Взяла с собой снотворное, которое принимала вплоть до ночевки в кратере – там побоялась, а то можно и не проснуться. Хотя врач вообще не советовал принимать его. Не послушалась, так как я не знаю, как бы я вообще могла функционировать без сна. Проблемы со сном у меня и до похода были.
  5. Надо тренироваться! Чем слабее мышцы натренированы, тем больше будет потребление кислорода. На выходные стали выбираться в парк и ходить по горе, в итоге получалось 5 километров вверх-вниз за час. На работе присоединилась к менеджеру, которая ходит вверх по лестницам в обеденный перерыв вот уже несколько лет. Благо, работаю в небоскребе. В итоге получалось 58 этажей вверх за обед, вниз мы спускались на лифте.
  6. Дополнительно попринимала перед поездкой palafer, для повышения гемоглобина.
  7. Надо хорошо питаться! Основное питание должно было быть обеспечено компанией, с которой мы пойдем. А для перекусов по дороге, перебрав кучу всяких вариантов, мы решили взять выбор жевательные конфеты из соков ягод, шоколад в трубочках (обычный, как говорили «бывалые», может замерзнуть на высоте) и несколько баров.
  8. Хорошо бы еще иметь кислородные баллоны и другие приспособления на случай обострения горной болезни.

Если шесть первых мер предосторожности, которые бы помогли организму адаптироваться и преодолеть трудности полностью зависели от нас, то остальные – еще и от выбора туроператора.

Туроператор

Восхождение на гору для непрофессионалов (далее я расскажу условия и правила организации восхождения именно для непрофессионалов), устраивают различные компании: большие и совсем маленькие. Можно идти в группе, а можно индивидуально – от этого зависит цена. При договоре с агентом, тебе дается гид, повар и портеры – ребята, которые тащат за тебя и для тебя все, что тебе надо. По правилам для непрофессионалов, ты не можешь тащить больше, чем 5 кг.

Дешевле всего приехать и найти маленькое агентство или частника уже на месте. Но здесь есть свои минусы. Во-первых, этот вариант нам показался более рискованным, особенно учитывая полное отсутствие опыта восхождения. Редко, когда компании, а тем более частники обеспечены медицинским оборудованием: кислородными баллонами, барокамерами, пульсоксиметрами –  приборчиками для измерения пульса и, главное, кислорода в крови – все то, что помогает сохранить жизни людей при обострениях горной болезни.

Во-вторых, как правило, такие компании нанимают не профессиональных портеров. Это не значит, что они хуже понесут твою поклажу, это значит, что они хуже обмундированы и будут хуже накормлены. Начитавшись разных отчетов в интернете, я точно поняла, что не хочу идти с абы кем и смотреть на портеров, которые мерзнут и голодают, тогда как тебе тепло и сытно. Как выяснилось, не редки случаи, когда портеры умирают прямо на горе из-за холода, перегрузки и недоедания.

Две эти причины подтолкнули к поиску компании с мед оборудованием и, которая числится в списках «профсоюзов» портеров Танзании.

Бродя по интернету, я наткнулась на интервью с Lema Peter, который, начиная с портера в одной из туристических агентств, смог организовать свое собственное агентство по восхождению на Кили. Родился он в одной семье, принадлежащей племени Меру, которое жило у подножия горы Меру. Был он самым старшим у своих родителей, которые настругали еще шестерых после него. Его племя верило, что на их горе живет Бог, а Бога беспокоить нельзя, а то случится беда. Окончив школу, что уже большая редкость для местных многодетных семей, он устроился работать в одно из агентств, которое организовывало сафари по паркам Танзании. Научился разбираться в машинах. Однажды он попросил владельца агентства, чтобы тот ему доверил возить клиентов по саванне самостоятельно. Но ответ тот ему предложил работу портера. В начале, Lema испугался, сказал, что его семья будет против этого и что Бог их всех накажет. На что хозяин рассмеялся и ответил, что никакого бога на горе нет, и в этом он cможет убедиться сам, если заберется на гору. Местные привыкли к тому, что чтобы белый человек ни говорил – это правда, и вскоре он сделал свое первое восхождение, сказав маме, что поехал на несколько дней в Дар-эс-Салам. Вернувшись с горы, он обнаружил, что маме уже кто-то все рассказал, но она его ругать не стала. Он показал ей сколько заработал за эти дни, и уверил ее как мог, что ничего плохого с ними не случится.  Вот так, шаг за шагом и в ногу с удачей, пройдя путь от портера до гида, Lema при огромном содействии американки Эрики организовал свое агентство. Его агентство входит в состав местного профсоюза портеров Танзании. Это агентство больше, чем другие оплачивает работу портеров, следит за максимальным весом для портеров – не более 15 кг, больше выделяет денег им на пропитание, оборудование, помогает портерам с курсами английского языка, оплачивает курсы гидам – в общем, всячески поддерживает своих работников, а не только «выжимает».

Самым любимым своим маршрутом Lema называл 8-дневный Lemosho маршрут через Западный пролом, с ночевкой в кратере Кибо. Это и определило наш окончательный выбор агентства – все совпало.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *