Масаи Мара (День 1)

Несмотря на взбудораженные с вечера чувства, спали мы хорошо и, самое главное, не проспали. В назначенное время мы подошли к парковке. Джозеф нас уже ждал. Мы сели в брезентовый джип и поехали в такой же кромешной темноте, как ехали накануне, в неизвестном направлении. Дорога, освещенная только фарами машины, была примерно такая же колдобишная. Нам дали бумаги и ручки. При свете фонарика в трясущемся джипе я стала читать бумаги, и зародившийся вчерашний страх ко мне вернулся. В бумагах были перечислены все несчастные случаи, за которые фирма не несет ответственность. Там было много всего, но особенно запомнились вот эти. Если вдруг по какой-либо причине, как то: недобросовестное выполнение обязанностей пилота, или природного явления или просто божьей воли (да так и было написано «Act of God») воздушный шар упадет, то «они тут ни при чем». В случае же падения воздушного шара, и если на нас нападут дикие звери до того момента, как нас найдут, то «они тут тоже ни при чем». А также до нашего сведения доводилось, что в случае, если нас покалечат, то нас заранее предупреждают, что уровень медицинского обслуживания очень низкий, и на него мы не можем рассчитывать. Весь мой внезапно проснувшийся мозг отказывался подписывать этот приговор. Как это мы, с какого дуру, рискнем довериться этим черным парням? Откуда мы знаем, насколько они надежны и профессиональны, как пилоты. И да, я вспомнила, что года два назад здесь был несчастный случай, когда воздушный шар упал, и все 16 человек погибли. Мне уже не хотелось никакой романтики с рассветом над саванной. Но пока я читала «отказную», мы успели заехать еще в один отель за группой оптимистично настроенных испанцев. Джип был полон. Глядя по сторонам, я решила, что не я одна, что эти люди вокруг уже подписали все заранее – и поставила в обозначенных местах свою подпись, довольствуясь другой более позитивной информацией, всплывшей в мозгу, что на долю этой фирмы приходится 95% всех полетов на воздушном шаре в Кении. Мы ехали еще чуть больше часа. Ночь была холодной. Если бы мы не планировали восхождение на Килиманджаро, мы бы однозначно не упаковали бы с собой зимние куртки. Кому придёт в голову брать зимние куртки в Африку. На экватор. Ну, взяли бы с собой по флисовой куртке, чтобы не замерзнуть в самолетах –  и все. На самом деле, зимние куртки в ту ночь и то утро были самое то. Часам к 5 утра наш джип подъехал на огромное, как будто специально устроенное взлетное поле. Джозеф, указывая в темноту рукой сказал, что если кто хочет в туалет, то идти вот туда за машины. Я, поразмыслив, что лучше, чтоб мочевой пузырь был пуст, а то мало ли чего, направилась в направлении машин, по дороге догнав испанок. Доходим вместе до машин. Заходим за машины. Сзади них, оказывается, проходит еще одна дорога. Черные ребята-шоферы стоят тут же у своих машин. Темно, но света фар достаточно для того, чтобы было понятно, что это мы тут собрались делать. Мы, озираясь кругом, и разводя руками, ничего не понимаем – а собственно говоря, как и где?  Через какое-то время, веселые испанки сняли штаны и зажурчали. Ну, и я зажурчала с ними в унисон. А пофиг!

Когда мы подошли обратно, там, на капоте машины, при свете фонариков уже проверяли по списку, все ли подписали «отказные». Закончив со списками, нас прошмонали металлоискателями и проверили рюкзаки. Эдакий мини-аэропорт посреди саванны, в темноте, да под открытым небом._HAN9833 Нас распределили на группы по 16 человек, провели небольшой инструктаж и сказали рассаживаться по очереди. Но сначала коротенько про конструкцию «воздушный шар». Корзина разделена на 9 частей. В центральной части располагается пилот, а по обе его стороны 4 отсека с сиденьями, в итоге 8 отсеков. В каждом отсеке сделаны сиденья для двоих. Так вот непонятно для нас было то, что сама корзина при взлете и посадке воздушного шара должна находиться на боку. Зачем? Нашу корзину положили набок и в первую очередь в нее залезли те, которые занимали верхние отсеки. Они не просто залезли, а должны были там расположиться в сидячей позе, ухватившись руками за веревки перед собой. Таким образом, они на самом деле лежали на спинах в сидячих позах, держась за веревочные петли впереди себя. Потом такое же положение приняли и нижние отсеки, в одном из которых оказались и мы с Мишей. Уверенность в том, что все будет хорошо пришла с момента, когда я увидела пилота._HAN9857 Он был белым, старше 60-ти с британским акцентом. Стало ясно, что опыта у него достаточно. Он ловко прыгнул в свой отсек и стал медленно увеличивать силу пламени. Стропы, удерживаемые черными ребятами со всех сторон, стали натягиваться. Корзина стала принимать нормальное вертикальное положение, еще чуть-чуть газку, и мы плавно взлетели в темноте. Солнце еще не встало. Поднявшись в небо, мы увидели, что впереди уже летели другие шары, а некоторые еще наполнялись туристами на земле, вот-вот готовые тоже взлететь. Расстояние между шарами было прилично, что я, так понимаю, соответствовало технике безопасности, чтоб шары не столкнулись друг с другом в воздухе. _HAN9847Полет был тихий. Только изредка пилот подбавлял газ, и пламя начинало шуметь сильней. Как эти ощущения отличаются от тех, которые ты испытываешь при полете на вертолете. Вроде бы два способа путешествия преследуют одну цель: осмотреть и подивиться на все сверху. И какая большая разница в ощущениях! Интимность тишины нарушалась  редкими комментариями пилота, тихими разговорами попутчиков и шумом огня. Мне это напомнило нашу поездку на собаках. В лесу тихо, только ты, собаки и дорога. Я помню, что когда среди этой тишины раздался громкий звук снегохода – у меня аж все внутри перевернулось – настолько этот шум разрушал только что созданную еще хрупкую гармонию между природой, собаками и мной. Так вот мы летели, летели, то приподнимаясь вверх, то немного опускаясь, ловя потоки ветра. Солнце стало всходить, и лететь стало еще интересней. Внизу, завидя что-то неизведанное сверху, антилопы разбегались в разные стороны. Слонов, поедающих какой-то кустарник, мы пролетели на большой высоте, и они даже на нас не взглянули. Потом я с радостью увидела огромного бегемота, важно шагающего по своим делам. Даже с такой высоты он казался огромным! Его пузо под лучами только что проснувшегося солнца, светило веселой детской розовостью. Впереди показался густой кустарник, и пилот заприметил там жирафов. В этот момент мы летели достаточно низко, метров 10 над землей. Разбуженные жирафы, вскакивали и убегали от неизвестного летающего предмета, пугливо оглядываясь на него и недоумевая. Было здорово!

Но, как всему плохому, так и всему хорошему когда-то приходить конец, и наш полет закончился. Мы плавно, без скачков и подпрыгиваний приземлились. Корзина улеглась набок и мы все вылезли в целости и сохранности. Тут нас уже ждал завтрак аристократов, ну или, на худой конец, дегенератов! Потому что нам подали шампанское! Шампанское на голодный желудок, после такого стресса – это было то, что доктор прописал! И какое счастье было положить поверх шампанского йогурты и всякие вкусные булочки после сарделек и блинов Даниеля! После еды, Джозеф повез нашу команду обратно. Но это была не просто поездка, а он устроил нам сафари. Причем в его джипе брезентовые стены были подняты и мы оказались уже в менее защищенной машине. Так что в случае нападения, можно было надеяться только на реакцию Джозефа, как быстро он отреагирует и на техническое состояние джипа. Иначе – трындец!

Наездившись вдоволь, Джозеф добросил нас до условленного места, где мы пересели к Сайману и продолжили сафари уже с ним. Возможен был вариант, что после поездки на воздушном шаре Джозеф нас доставит в лагерь, но мы не захотели. Чего нам там было делать? Отдохнем и отоспимся дома. Ланч Сайман нам привез. Для обеда посреди саваны, Сайман всегда выбирал открытое и возвышенное место под деревом, чтобы была тень, и откуда можно было наблюдать, не подкрадывается ли кто-нибудь к нам. Поедая лапку вареной куры и запивая все соком, мы чувствовали себя в безопасности. Только в туалет в кустики было страшновато бегать.

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *