Масаи Мара (День 2)

На следующий день было запланировано объехать другую сторону реки Мара. Теперь пришло время сказать, что поехали мы в Африку именно осенью еще по одной важной причине. Была мечта увидеть ежегодную миграцию антилоп гну. Или как их называют на языке суахили «нюмбу». Но не путайте «нюмбу» с «нюмба», что означает на суахили «дом».

Ну, и тогда уж давайте немного отвлечемся. Я расскажу про суахили. Очень интересный язык, и на слух приятный, очень похожий на детский говор. Я сказала приятный, да сам язык очень приятный, если бы наши кукуйю не мычали, как нюмбу. Так вот немного из того, что нам удалось запомнить.

Симба – да это имя льва из известного мультика «Король Лев» и обозначает оно «лев».
Акуна матата – все будет хорошо
Мама – и на суахили значит «мама»
Баба, папа – отец
Бабу – дедушка
Кака – брат
Мамба тау? – что случилось?
Напана – нет
Ндио – да
Бадай – Увидимся! Так мы все время говорили нашим портерам, когда мы уходили первыми из лагеря, а они оставались собирать палатки
Няма – мясо
Няма я куку – приготовленное мясо куры
Бузи – козел
Лала Салама – спокойной ночи
Поле поле – медленно
Поле сана – извини
Тафакари – медитировать
Ми-ми – я
Уи-уи – ты
Нзури – хорошо
Вауа – плохо
Ача – стоп
Сава-сава – уже новое слово в суахили, которое обозначает окей
Матунда – фрукты, десерт
Тинга-тинга – трактор
Матата – общественный транспорт
Карибу – спасибо
Карибу сана – большое спасибо
Манюня-манюня – очень интересное слово! Сколько раз я слышала это слово в далеком детстве! Из памяти всплыло, что так мне говорил отец – «Эх ты, манюня!», обозначающее, ну что ж ты чучело, только более ласково. Так вот история о том, как я снова познакомилась с этим словом в Африке. Во всех джипах установлены рации, по ним водители сообщают друг другу, где можно увидеть животных. Переговариваются они естественно на суахили. Путешествуя по Масаи Мара, я несколько раз слышала, как Сайман говорил «Манюня-манюня». Оказывалось, что это позывной одного из водителей. У них там у всех свои клички. Так вот « Манюня-манюня» обозначает «едва видно». А прозвали того водителя так, потому что на вопрос, хорошо ли виден зверь, он все время отвечал Манюня-манюня. 

Теперь про несбывшуюся мечту. Великая миграция парнокопытных подчиняется законам природы. Начинает ее дождь, который омывает сухие земли саванны, через какое-то время начинает пробиваться трава, на поиски которой устремляются стада парнокопытных. На один парк Масаи Мара приходится около 2 миллионов антилоп гну, 400 тысяч газелей Томпсона, 300 тысяч зебр.

И вот такие нам встретились зебры:

В это же время в движение приходят и хищники. Львы, гепарды, леопарды идут вслед за стадами, а те, кто не окидал своего места с прошлой миграции, такие как крокодилы, просто дожидаются, когда маршрут их «еды» пройдет через их территорию. Путь мигрирующих парнокопытных каждый год проходит через знаменитую реку Мара. Это та самая река, на берегах которой собираются антилопы и в один день могут начать свой драматический переход через реку. Местами берега реки достаточно круты, и ринувшиеся вниз стада ломают себе ноги, шеи еще даже не добегая до воды. Они падают друг на друга, начинается паника. Как сумасшедшие они впрыгивают в реку Мара, где их поджидают голодные крокодилы. Крокодилы реки Мара привыкли есть один раз в год.  Насытившись вволю во время перехода антилоп через реку, они потом залегают где-нибудь в тишине, не тратя больше энергии на добычу пищи. Каждый год здесь гибнут тысячи парнокопытных, но маршрут и по сей день остается неизменным.

Вот такие кровожадности мы и надеялись увидеть. Но оказалось в этот год дожди начались чуть позже обычного и в то время, когда мы колесили по Масаи Мара, стада еще не дошли до реки.

На самом деле, сафари иногда казалось вполне скучным занятием. Долгие поиски какого-нибудь белого или черного носорога оканчивались тем, что найти-то мы зверя нашли, а удовлетворения никакого. Ну, вот он стоит перед тобой, ну, вот жует травку, о, смотри-ка, повернулся. Ни одна мысль не видна на его морде, ни один мускул не дрогнет и не выразит никаких эмоций. Движения до тошноты предсказуемы.

Еще хуже было с леопардами. Однажды Сайман получил сигнал по рации, что в таком-то месте бродит леопард. Мы примчались туда. Никакого леопарда нет. Только кучка таких же недоуменных водителей с туристами шарят глазами по кустам. Стоят. Выжидают. Откуда должен он появиться – никто не знает. Сайман своим зорким взглядом вдруг что-то заприметил и газанул. Мы стали пробираться на джипе прямо через кусты. Вон там мелькнуло что-то пятнистое, похоже, это леопард, и он повернул направо – там зашевелились кусты. Потом мы увидели хвост леопарда – и все. Считайте, что вы леопарда уже видели. Можно ставить галочку. В последний день, правда, нам повезло чуть больше, мы увидели даже двух обожравшихся леопардов. Они крепко спали на дереве, их толстые животы свешивались тяжелым грузом с веток. В желудке каждого лежало, по меньшей мере, половина доброй антилопы. Леопарды нисколько не обращали внимания на десятки машин с туристами, щелканье фотоаппаратов, шум машин, и разговоры туристов. Особого интереса наблюдать за ними тоже не было. Ну, лежат, ну, спят. Единственное, что поразило меня – это их шкура. Безупречный рисунок, плотная ворсинка к ворсинке, явно мягкая на ощупь шерсть, и ты начинаешь испытывать огромное желание погладить ее. А почему нет? Ведь, кажется, что ее владелец крепко спит…

После удачной охоты, леопарды затаскивают свою добычу на дерево и уже там поедают ее. Они всегда знают, что могут вернуться к этому месту позже, недоеденные останки никто не тронет. Ведь гиенам, любителям падали,  до нее не добраться.

Гиена, пожалуй, тот самый зверь, который вызывает наибольшее отвращение, как своим видом, так и повадками. Гиены – хорошие охотники. Но и способ их охоты тоже отвратителен. Они не убивают жертву, не душат ее, а рвут на части до тех пор, пока она не упадет. Когда жертва упала, они просто продолжают раздирать ее на части еще живую, но уже бессильную оказать какое-то сопротивление.

Грифы – еще одни любители падали. Глядя на спящих объевшихся грифов, ты начинаешь понимать, что значит фраза «клевать носом».

А гепарды в отличие от леопардов, добычу на деревья не прячут. Принцип охоты тоже другой. Они преследуют добычу, а не из засады. Сначала они приближаются к выбранной жертве на расстояние около 10 метров (при этом практически не скрываясь), а затем пытаются поймать её в коротком забеге.

Как я уже сказала, опыт сафари показал, что за животными не всегда бывает интересно наблюдать. Даже если это долгожданное животное, в поисках которого проводишь целый день. А вот нюмбу были повсюду, и они были очень интересны, несмотря на то, что их считают глупыми и тупыми животными. В Африке, людей с подобной репутацией называют нюмбу. Выражение их морды, и правда, не выказывает особого интеллекта, а скорее наоборот тупость, глупость и, я бы сказала доверчивость. Сайман рассказывал, что, когда на антилоп гну охотятся хищники, то они удирают со всех ног. Но как только хищник остановился перевести дух, то нюмбу тоже останавливается и с любопытством направляется в сторону преследователей, как бы спрашивая: «Вы что и правда на нас охотитесь, а может, просто поиграем?» Но при первых же резких движениях хищников, нюмбу, потеряв голову, несется прочь, увлекая за собой собратьев. Мы видели огромные стада нюмбу, направлявшиеся к реке Мара.

Видели, как среди мирно передвигающихся животных вдруг кто-то взбрыкнет по непонятной причине и все стадо, встрепенувшись, несется галопом. А потом также резко они могут остановиться. К концу сафари мы с Мишей были влюблены он в антилоп гну, а я – в бегемотов.

Нюмбу – очень многочисленны и являются основной пищей всех хищников саванны. Прекрасны и страшны своим неистовством фотографии самого перехода антилоп гну через реку Мара. Но другим ужасом полны фотки реки Мары уже после окончания сезонной миграции. Река превращается в могилу тысяч нюмбу. Недоеденные останки разлагаются, и находиться у реки в это время просто невозможно. Она не благоухала-то и в начале сезона миграции, когда мы к ней подъехали, а чего уж говорить, что тут творится после. В общем, нашей мечте не суждено было сбыться. Переход антилоп через реку Мара, кровожадные сцены поедания их крокодилами мы тоже не видели. Ну что, ж, как говорит Жванецкий «Ты купил, я купил, мы его не любим – он тоже купил. Все купили. Все ходим скучные, бледные, зеваем. Завсклад идет – мы его не замечаем. Директор магазина – мы на него плюем! Товаровед обувного отдела – как простой инженер! Это хорошо? Это противно! Пусть будет изобилие, пусть будет все! Но пусть чего-то не хватает!»

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *