Масаи Мара (утренний гейм драйв) и в Найроби

И вот настало заключительное утро нашего путешествия. Днем самолет из Найроби нас перенесет в Амстердам, а оттуда домой, в Торонто. А пока нас ждало еще целое и к тому же раннее утро поездки по саванне. Без завтрака, мы прыгнули в машину и поехали к открытию ворот парка. _HAN9589Каждый день мы дважды проезжали мимо масайской деревни. Каркас их домов-хижин сделан из веток. Окон в хижине нет. Стены обмазаны коровьим навозом, который под горячими лучами солнца превратился в достаточно прочное покрытие. Как я уже говорила, мужчин-масаев мы часто видели со стадами коров, бредущих вдоль дорог. Как нам рассказал Сайман, масаи ничем особенным не отличаются от других племен. Как он рассказал, есть другие, более интересные и примечательные племена, старающиеся поддерживать старинные обычаи и образ жизни, но так получилось, что один из белых путешественников обратил на это племя больше внимания, и с течением времени этот, как теперь говорят «бренд», стали раскручивать. Во многих магазинах можно купить фигурки масаев, их национальные украшения, покрывала, в которые мужчины укутывают свои тощие тела. Очень часто видели, как женщины-масаи в национальных одеждах просто атакуют машины с туристами, чтобы продать бусики, сережки и брелки. А что тут удивительного, если даже на флаге Кении можно увидеть щит и копья племени масаи, символизирующие свободу. Возможно, в Саймане говорила ревность за свое племя кикуйю, а может Сайман говорил правду, но масаи заняли свою нишу в туристическом бизнесе, и у туристов складывается впечатление, что масаи – это главное племя Африки. Не знаю, в пользу ли всего племени сыграло такое «раскручивание бренда». Но у нас сложилось мнение, что масаи затормозились в своем развитии, по сравнению с теми же кикуйю.

С жизнью масаев можно познакомиться, посмотрев автобиографичный фильм «Белая масаи». Это практически наше время (2005 год). История о том, как одна девушка по имени Карола, немка, проживающая в Швейцарии, поехала в Кению туристом, так там и осталась, влюбившись в молодого воина-масаи. Посмотрев фильм, можно только воскликнуть, что «Любовь зла…» и «Пути Господни неисповедимы»…

Проехав масайскую деревню, мы подъехали к воротам парка. Немного проехав, мы увидели последствия ночной трагедии. Прямо посреди дороги лежала туша жирафа, и лев с окровавленной мордой копошился у него в утробе. Меня чуть не стошнило. Жирафы! Какие они красивые, грациозные! Вспоминается, с каким удовольствием мы на них смотрели, когда они, плавно и, что удивительно, синхронно шагая, шли на небольшом расстоянии друг от друга. Как будто корабли плыли по морю, качая своими мачтами в такт волн.

И вот корабль разбит, капитан убит, а в трюме орудуют пьяные пираты… Да, жизнь животных в национальном парке, даже пускай и с постоянно мотающимися туда-сюда машинами, это не жизнь в зоопарке. Как там у Дарвина? «Выживает самый приспособленный». Мы им, конечно же, мешаем. Без нас им было бы гораздо лучше. Но все-таки это огромное достижение (да и где? В Африке!), что такие уголки дикой природы сохранены, звери там размножаются на воле, мигрируют свободно из Кении в Танзанию (парк находится между двумя странами). На них там никто не охотится. Хотя в Кении есть и специальные парки для охоты.

Долгий обратный путь в Найроби. Аэропорт. Туалет. Забравшись в кабинку, я сняла шорты, футболку, обтерлась влажными салфетками. Поковырялась в носу. Толстый коричневый слой пыли остался на белой бумаге: и кожа, и нос – все задышало!  Какое счастье! Переоделась в дорожную одежду. Да здравствует мыло и зубной порошок, горячая вода, а с ними вместе и цивилизация! Еще осталось потерпеть 20 часов до душа и любимой кроватки! Вы скажете, ну и нафига все это надо было? Но позвольте! А как же романтика, приключения? Теперь будет, что вспомнить и рассказать. А написав все это, а потом читая и перечитывыя, жить эти моменты снова и снова…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *